СМИ Законы РФ
Юр.книга Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин Теория государства и права

Fri, 05 Apr 2013 07:37:17 +0000
ОГЛАВЛЕНИЕ (Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин))

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Концептуальные основы исследования теории Государства и права
§1.1. История зарождения и развития научного знания о государстве и праве
§1.2. Понятие объекта предмета и аксиом теории государства и права
§1.3. Методология теории государства и права
§1.4. Место теории государства и права в системе научного знания вообще, гуманитарных наук в частности и юриспруденции в особенности
§1.5. Функции теории государства и права

Глава 2. Сущность государства
§2.1. Новое учение о государстве и его признаках
§2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»
§2.3. Функции государства. Классовая, общесоциальная национальная природа функций государства
§2.4. Механизм государства

Глава 3. Основные теории происхождения государства
§3.1. Доктринальная трактовка процесса возникновения государства в различных политико-правовых учениях
§3.2. Виталогический взгляд на процесс становления государства
§3.3. Теоретические проблемы происхождения древнерусского государства

Глава 4. Форма государства
§4.1. Соотношение категорий «форма государства» и «форма правления»
§4.2. Виды формы правления
§4.3. Форма государственного (политико-территориального) устройства
§4.4. Форма государственного (политического) режима

Глава 5. Учения отечественных мыслителей о форме российского государства
§5.1. Концепция русской государственности в работах К.Д. Кавелина и Н.К. Леонтьева
§5.2. Теоретическая модель конституционной монархии Б.Н. Чичерина
§5.3. Абсолютная монархия К.П. Победоносцева
§5.4. Традиционная монархия в политико-правовой доктрине Л. А. Тихомирова
§5.5. Сравнительный анализ юридических учений И.А. Ильина и И.Л. Солоневича о форме российского государства
§5.6. Возрождение идеи самодержавной государственности в работах митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна
§5.7. Неомонархическая идеология в России на рубеже XX - XXI веков

Глава 6. Историческая эволюция государства
§6.1. Типологическая парадигма исторического развития государства
§6.2. Генезис государства от древности к современности
§6.3. Рождение социально-гарантийной государственности

Глава 7. Сущность государственной власти и политической системы
§7.1. Понятие и структура государственной (политической) власти
§7.2. Политическая система и ее институциональные компоненты
§7.3. Скептический анализ демократии, принципа разделения властей и теории правового государства

Глава 8. Концепция правового государства в становлении современной российской государственности

Глава 9. Сущность права
§9.1. Понятие и признаки права
§9.2. Функции права
§9.3. Принципы, презумпции, аксиомы и фикции права
§9.4. Борьба права и морали
§9.5. Соотношение права и закона
§9.6. Взаимодействие права и государства

Глава 10. Основные теории происхождения права
§10.1. Теория примирения
§10.2. Регулятивная теория
§10.3. Теологическая теория
§10.4. Теория естественного права
§10.5. Историческая школа
§10.6. Классовая теория

Глава 11. Источники и формы права
§11.1. Концептуальные подходы к определению категорий «источник» и «форма» права
§11.2. Традиционные формы права
§11.3. Понятие, сущность и основные черты конституции как основного закона государства
§11.4. Нетрадиционные формы права
§11.5. Право и религия в современном мире

Глава 12. Правотворчество
§12.1. Понятие правотворчества
§12.2. Правотворческий процесс
§12.3. Принципы правотворчества
§12.4. Виды правотворчества

Глава 13. Систематизация законодательства
§13.1. Понятие «система законодательства»
§13.2. Виды систематизации
§13.3. Правотворчество и кодификация

Глава 14. Правовая система
§14.1. Понятие «правовая система»
§14.2. Классификация правовых систем
§14.3. Основные правовые семьи народов мира
§14.4. Специфика правовой системы России

Глава 15. Система права
§15.1. Понятие и структура системы права
§15.2. Соотношение системы права и системы законодательства
§15.3. Основания деления права на отрасли и институты
§15.4. Частное и публичное право

Глава 16. Структура правовой нормы
§16.1. Структура юридических норм
§16.2. Классификация правовых норм
§16.3. Соотношение нормы права и статьи нормативного акта

Глава 17. Реализация права
§17.1. Понятие «реализация права»
§17.2. Формы реализации права
§17.3. Применение права
§17.4. Акты применения права
§17.5. Правовые процедуры
§17.6. Пробелы в праве и способы их устранения
§17.7. Юридические коллизии

Глава 18. Юридическая герменевтика (толкование права)
§18.1. Становление юридической герменевтики
§18.2. Понятие «толкование права»
§18.3. Способы (методы) и виды толкования
§18.4. Акты толкования права
§18.5. Теоретико-правовое толкование юридической сущности Конституции РФ 1993 г

Глава 19. Правовые отношения
§19.1. Понятие и структура правовых отношений
§19.2. Виды правоотношений
§19.3. Юридические факты и фактический состав правовых отношений

Глава 20. Законность и правопорядок
§20.1. Понятие «законность»
§20.2. Принципы законности
§20.3. Гарантии законности
§20.4. Содержание правового порядка

Глава 21. Правомерное поведение и правонарушение
§21.1. Правомерное поведение: понятие и значение
§21.2. Виды правомерного поведения
§21.3. Правонарушение: понятие, признаки
§21.4. Юридический состав и виды правонарушения
§21.5. Причины и последствия правонарушений

Глава 22. Юридическая ответственность и справедливость
§22.1. Понятие и признаки юридической ответственности
§22.2. Принципы юридической ответственности
§22.3. Виды юридической ответственности

Глава 23. Правовая культура
§23.1. Концептуальные подходы к определению категории «правовая культура» в юридической науке
§23.2. Структурные компоненты правовой культуры
§23.3. Место правового менталитета в структуре правовой культуры
§23.4. Влияние правосознания на правовую культуру
§23.5. Понятие, сущность и характеристика правового статуса личности
§23.6. Правосознание. Правовая культура. Правовое воспитание

Вопросы к экзамену

Список рекомендуемой литературы


Fri, 05 Apr 2013 07:39:00 +0000
Введение

Введение

Учебная программа по дисциплине “Теория государства и права” направлена на приобретение теоретических знаний о природе и основных характеристиках государства и права, взаимоотношениях государства и институтов гражданского общества, на формирование у студентов профессионального правосознания и правовой культуры, овладения методологией анализа государственно-правовых явлений и их адекватной оценки в современных условиях.
Учитывая, что в современной юридической науке существует множество пробелов и недостатков в исследовании и освещении вопросов гнесеологии и аксиологии правоведения, настоящая программа ориентирована помимо общих вопросов курса на освещение проблем, вызывающих наибольшую сложность в восприятии и изучении. В их числе: анализ концептуальных правовых основ различных теоретико-правовых направлений (прошлого и современности), детализация вопросов правопонимания. Значительная часть теоретического курса посвящена сравнительному анализу основных правовых систем современности.
В системе юридических наук теория государства и права всегда занимала главенствующее положение, выполняя при этом как академическую, так и практическую роль. В этой связи в программе курса особое внимание уделяется проблемам прикладного характера, связанным с юридической практикой и ориентирующих студентов на практическую правоприменительную деятельность.
Изучение данной дисциплины призвано сформировать у студентов понятийный и категориальный аппарат, используемый при изучении специальных и отраслевых дисциплин, содействовать процессу формирования общей и профессиональной правовой культуры студентов юридического вуза и способствовать достижению качественно нового уровня юридического образования в стране.


Fri, 05 Apr 2013 07:43:26 +0000
Глава 1. Концептуальные основы исследования теории Государства и права

Глава 1. Концептуальные основы исследования теории Государства и права

§1.1. История зарождения и развития научного знания о государстве и праве
§1.2. Понятие объекта предмета и аксиом теории государства и права
§1.3. Методология теории государства и права
§1.4. Место теории государства и права в системе научного знания вообще, гуманитарных наук в частности и юриспруденции в особенности
§1.5. Функции теории государства и права

§1.1. История зарождения и развития научного знания о государстве и праве

Проблемами государства, права и правовых явлений люди занимаются с глубокой древности. Одним из величайших мыслителей античного мира, заложившим основы научного изучения общей теории государства и права, является Платон. В его философских диалогах “Государство”, “Законы”, “Политик” изложены патриархальная концепция происхождения государства, учение о формах государственного устройства, законодательства, взаимосвязи государства и права и т.д. Дальнейшее развитие теоретических знаний о природе государства и права связано с именами Аристотеля, Цицерона, Полибия, Аврелия Августина, Фомы Аквинского, Марсилия Падуанского, Данте Алигьери, Н. Макиавелли и др.
Вместе с тем лишь в XVII столетии появляется первая энциклопедия права под собственным именем. В 1638 г. Гуниус (Hunius) выпускает Encyclopaedia iurius universi, направленную, главным образом, на достижение пропедевческих целей, связанных с введением в изучение юриспруденции с помощью краткого догматического изложения отдельных правовых дисциплин и исторического очерка изменений в праве. Особого внимания в становлении теории государства и права в качестве самостоятельной дисциплины заслуживает учебное пособие Христиана Томазия, написанное в 1699 г. и известное под названием “Суммарный очерк основных учений, которые необходимо знать студен- ту-юристу и учить в университетах”.
Лучшим образцом эмпирической (положительной) энциклопедии права во второй половине XVIII века было произведение Иоанна Стефана Пюттера, названное в первом издании 1757 г. Эскизом, а во втором - 1767 г. - Опытом юридической энциклопедии. В 1792 г. Густав Гуго опубликовал свою “Энциклопедию права”, основанную исключительно на рациональных началах западно-европейской философии. В этот исторический период, по аналогии с юридическими энциклопедиями, появляются особые энциклопедии государства под редакцией Шлецера, Рессига и др.
Однако единая учебная дисциплина и наука о праве берет свое начало с работы английского юриста Д. Остина “О предмете науки права”, изданной в 1832 г., который выделял общее право и национальное право.
Общая теория государства и права получила широкое развитие во второй половине XIX века в трудах немецкого ученого А. Меркеля. По его мнению, в отличие от других юридических наук, общая теория государства и права есть абстрактная область знаний, изложенных в системном порядке. Иную точку зрения на природу общей теории государства и права отстаивал соотечественник А. Меркеля - Щютце. Он исходил из того, что эта дисциплина дублирует философию права. В целом, в XIX веке в германских университетах царил дуализм: наряду с энциклопедией права преподавали философию права.
В России до 1835 г. на юридических факультетах читали философию права. В рамках этого учебного предмета теорию права рассматривали как метафизическое учение об абсолютных началах права, коренящихся в положительном опыте исторической эволюции правоотношений. С 1835 г., после принятия нового университетского устава, философию права заменили энциклопедией права, которая представляла собой краткий очерк всех юридических наук в совокупности. Некоторые российские ученые начала XX века отождествляли энциклопедию права и общую теорию права. Так, Г.Ф. Шершеневич писал: “... общая теория права есть - теоретическая часть философии права в единственно возможном ее содержании”.
После революции 1917 г. в Советской России теория государства и права стала называться марксистко-ленинской теоретико-методологической наукой, составляющей ядро всей юриспруденции.
В настоящее время теория государства и права не ориентируется на монистическое восприятие государственно-правовых явлений, а исходит из плюралистического толкования основ правовой материи.
По мнению Д.А. Керимова, современная теория государства и права “включает в себя две основные части: социологию государства и права и философию государства и права, водораздел между которыми проходит. по линии онтологического и гносеологического изучения”.
Практически весь XX век отечественная теория государства и права базировалась на идеи неразрывной связи права и государства, их взаимной обусловленности. Причем советская правовая традиция стояла на этатистской позиции, в соответствии с которой государство доминирует над правом, воплощая в нем волю экономически и политически господствующего класса. Вследствие этого, ряд теоретиков предприняли попытку рассмотреть отдельно друг от друга теорию права и теорию государства, пытаясь освободить право из “оков” государственной опеки. Так, В. А. Козлов отмечал, “собственные закономерности права, коренящиеся в общественной системе, отошли на задний план, а взаимосвязь между государством и правом стала трактоваться. как причинно-следственная зависимость права от государства”. В противовес данной точке зрения, А.В. Малько заявил, что связь права и государства - это аксиома, которую не стоит доводить до этатистского уровня правопонимания, при котором право определяется исключительно в качестве инструмента публичного управления.
Такой подход, считает И. А. Иванников, представляется наиболее верным, ибо он тесно связан с воззрениями русской юридической науки второй половины XIX - начала XX вв., рассматривавшей вопросы государства в курсе теории права.
Исходя их вышесказанного, необходимо сделать вывод, что общая теория государства и права является единой наукой и учебной дисциплиной. Традиционно теорию государства и права делят на две части: теорию государства и теорию права. Ряд авторов исследуют теорию правосознания, как автономную часть общей теории государства и права.
Вместе с тем в структуре общей теории государства и права, целесообразно выделять три относительно самостоятельных блока: 1) теорию государства; 2) теорию права; 3) теорию правовой культуры и правового мышления.

 


 

§1.2. Понятие объекта предмета и аксиом теории государства и права

Традиционно в российской науке изучение любой академической дисциплины начинается с определения объекта и предмета ее исследования. Под объектом обычно понимают то, что противостоит субъекту в его предметно-практической познавательной деятельности. По мнению И.А. Иванникова, “объектом теории государства и права являются такие общественные компоненты, как государство и право, которые в то же время изучаются и другими науками (философией, политологией, социологией и т.д.)”.
Вместе с тем эти отрасли знания различаются предметом исследования, который принято рассматривать в качестве совокупных однородных общественных отношений.
Любая теория, прежде всего, представляет систему понятий, в которых научно отражена природа, сущность, закономерности, тенденции функционирования и развития познаваемой материи.
Вопрос о предмете теории государства и права в отечественной юриспруденции исследован достаточно хорошо, хотя и неоднозначно. Так, в 50-60-х гг. XX века правоведы констатировали, что марксистско-ленинская теория государства и права “есть наука о классовой сущности и формах государства и права, об их исторических типах, об их значении в жизни общества, наука о закономерностях возникновения и развития государства и права, о принципиальном отличии сущности, назначения и роли социалистического государства и права от любого эксплуататорского государства и права”. Отвергая идеологические установки, Д.А. Керимов в 1977 г. отмечал, что предметом общей теории государства и права “являются государственно-правовая действительность, общие и специфические объективные закономерности ее развития, на основе познания и использования которых разрабатываются фундаментальные проблемы, имеющие методологическое значение для отраслевых юридических наук”.
По мнению А.В. Малько, предмет теории государства права составляют:
1. Наиболее общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, к которым относятся константы объясняющие:
- возникновение государства и права;
- смену исторических типов государства и права;
- развитие и сущность государства и права;
- эволюцию форм государства и права;
- построение системы органов государства и системы права;
- осуществление функций государства и права;
- пределы регулирующего воздействия государства и права на общественные отношения;
- расширение и обогащение прав личности и усиление их гарантированности;
- проявление принципов демократии, законности и правопорядка;
- развитие правосознания и правовой культуры;
- соблюдение, исполнение, использование, применение норм права;
- развитие самой юридической науки.
2. Система основных понятий юриспруденции, пронизывающих собой все юридические науки.
Вышесказанное доказывает, что предмет теории государства и права по самой природе этой дисциплины и “по определению” не может не иметь политического и идеологического аспекта. Ибо в противном случае нужно было бы признать никогда и никем не признаваемое в силу объективных причин положение о том, что государство и право как явления, изучаемые данной дисциплиной, не имеют ничего общего ни с политическими, ни с идеологическими явлениями. А это, разумеется, далеко не так. “Правовое, социальное, полицейское или любое иное государство, - пишет М.Н. Марченко, - точно так же как конституционное, административное право и ряд других отраслей права, носит не только ярко выраженный политический, но и соответствующий идеологический характер. Отрицать это и не учитывать при определении предмета теории государства и права означало бы противоречить реальной действительности”.
Кроме того, необходимо помнить, что исследование различных природных и социальных процессов невозможно без первичных умозаключений, не требующих логического доказывания, т.к. смысл их очевиден для всех. В науке такие априорные выводы называются аксиомами (от греч. ахіота - истина, не нуждающаяся в подтверждении). Например, общеизвестными правовыми аксиомами являются следующие запреты: 1) на двойное осуждение за одно и то же правонарушение; 2) на осуществление правосудия лицом, являющимся стороной в деле; 3) на придание новому виду уголовной ответственности обратной силы и т.д.
Вместе с тем властеотношения, пронизывающие государственно-организованное общество, подчиняются собственным фундаментальным законам, нарушение которых приводит к политическому коллапсу, социальному взрыву, государственному перевороту, революции или анархии. В целях избежания вышеприведенных перспектив необходимо знать и соблюдать базовые основы публичного господства. Так, И.А. Ильин выделяет пять ключевых правил организации государственной власти.
1. Государственная власть должна осуществляться в рамках правового полномочия, опираясь на законы, а не на произвол должностных лиц.
2. Государственная власть не подлежит дроблению на абсолютно автономные части, ибо по своей природе она едина и неделима. Это не означает невозможность ее функциональной специализации в сферах законотворчества, исполнения воли народных представителей, осуществления правосудия, надзора и т.д.
3. Государственная власть всегда должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу.
4. Политика обязана служить генеральному интересу общества, а не отдельным его частям. Причем ценность “народной воли” следует сопоставлять с содержанием национальных интересов; “вне этого она оказывается лишь дурным вожделением толпы, и качество этого дурного вожделения нисколько не становится выше оттого, что им увлечены многие или даже большинство”.
5. Государственная власть должна быть связана распределяющей справедливостью, с возможностью отступать от нее тогда и только тогда, когда этого требует поддержание национально-духовного и державного бытия народа. В целом, правительство обязано заботиться о сиротах, малоимущих и других социально незащищенных слоях населения, гарантируя им необходимый минимум для достойного человеческого существования. Но “режим, поддерживающий без достаточных оснований несправедливые привилегии, - пишет И.А. Ильин, - есть режим противо-политический, он компрометирует достоинство политической власти и подрывает волю к государственному единению. Такой режим не может быть прочным, ибо он сам воспитывает те центробежные силы, которые рано или поздно разложат его и поставят вопрос о самом существовании государства”.
Следовательно, под предметом теории государства и права необходимо понимать наиболее общие закономерности возникновения, существования, изменения, отмирания и возрождения государства, права, различных государственно-правовых явлений, аксиом и политико-идеологических установок.

 


 

§1.3. Методология теории государства и права

В переводе с греческого слово “метод”  означает путь, способ исследования или познания. Научная терминология под методом понимает приемы построения и обоснования системы философского знания, объясняющего операции практического и теоретического обоснования действительности.
Вместе с тем в методологии познания государства и права наблюдается заметное “отставание от общефилософского уровня разработок” теоретических способов приращения нового знания. К сожалению, классическая отечественная юриспруденция, преодолев монизм материалистической диалектики как единственно верного инструментария эмпирического анализа объективной действительности, продолжает оперировать мировоззренческими системами, игнорирующими биологические - генетические, анатомические, инстинктивные и т.д. - факторы, влияющие на политическое развитие человечества.
Самыми популярными всеобщими (философскими) методами познания, выражающими наиболее универсальные принципы мышления, распространяющиеся на все области знания, являются: метафизический, феноменологический, диалектический, синергетический, герменевтический и т.д.
Обращение к философским основаниям, условиям и формам научного познания социогенеза общества и государства задается контекстом культурно-исторического процесса и относительно самостоятельными этапами его развития.
Более того, в условиях “размытых” ценностно-целевых структур переходного периода общества и недостаточной парадигмальной определенности правовой науки для исследования предпочтительны предельно широкие рамки анализа проблем. Для проблем фундаментального уровня они могут задаваться общей методологией науки и контекстом исторического развития политико-правовой мысли.
Метафизическая философия исходит из того, что бытие не зависит от его частных видов, оно не подвергается воздействию внутренних противоречий и существует независимо от времени и субъекта познания.
Феноменологический метод базируется на описании важнейших процессов, явлений и закономерностей исследуемой материи.
Ключевыми принципами диалектики признаются: объективность, всесторонность, конкретность (восхождение от абстрактного к конкретному), историзм, противоречие, единство качественной и количественной определенности, детерминизм, причинность, отрицание и т.д.
К базовым законам диалектики относятся:
1. Закон единства и борьбы противоположностей.
2. Закон отрицания отрицания.
3. Закон перехода количественных изменений в качественные.
Герменевтическая философия фактически синтезирует правила интерпретации письменных источников религиозного, юридического и иного характера.
Синергетика отрицает линейный путь исторического развития, монизм саморегулирующихся систем и вариантов их эволюции.
По существу, вышеперечисленные методы познания фокусируют свое внимание на самой материи, ее свойствах, генезисе, толковании или перманентно-поливариантном способе воспроизводства различных структур бытия. Но все они игнорируют важнейшее явление безграничной вселенной - жизнь, без сохранения которой абсурдна любая политическая теория.
Для учета условий, обеспечивающих развитие человеческой популяции в целом или отдельного народа, необходимо использовать мировоззрение витальной философии (от лат. vita - жизнь), базовой основой которого служат биологические закономерности природной витальности, т.е. способности к выживанию.Витальная философия использует виталогический (от лат. vita - жизнь и греч. logos - знание) метод познания, признающий три аксиоматических принципа.
Во-первых, жизнь есть мера всех вещей.
Во-вторых, сохранение жизни осуществляется не только благодаря усложнению организмов, но и в результате их упрощения.
В-третьих, жизнь - это единое непрерывное явление, проявляющееся во многих поколениях одного вида, а не отдельный изолированный феномен конкретной особи.
Ключевыми признаками витальности являются:
- обширность ареала обитания вида (для юридической науки - это размер территории государства),
- численный показатель населения (динамика его развития),
- физическое и духовное здоровье народа,
- способность нации к воспроизводству.
Виталогический метод позволяет проанализировать проблемы влияния биологических факторов на политическое развитие механизма государства и народа, обеспечивающего его существование, особенно в монархических державах, в которых остро стоит вопрос о престолонаследии.
Кроме того, витальная философия может дать ответ на ряд вопросов, ставящих в тупик другие способы познания. Например, почему непрерывные традиционные цивилизации Китая и Индии существуют более четырех тысяч лет, обеспечивая стабильный рост своего населения, а в экономически благополучных странах Европы наблюдается вымирание коренных национальностей и вытеснение их выходцами из Азии и Африки? Почему женщины Древнего Рима в эпоху его расцвета перестали рожать детей и императору Августу пришлось законодательным путем стимулировать заключение браков? Целесообразно ли применение смертной казни и как обусловлены другие меры уголовного преследования биологическими законами? Правомерно ли клонирование человека и эвтаназия смертельно больных людей? При каких заболеваниях глава государства обязан слагать с себя полномочия и т.д.?
Так, в рамках виталогическаго метода уместно привести выводы профессора Е.П. Гуськова, утверждающего, что “взлет и разрушение цивилизаций - это система перераспределения генов в популяциях. Завоеватели-кочевники исчезали, растворяя свои гены в завоеванных, но генетически обособленных народах. Александр Македонский распылил генофонд великой Греции от Египта до Индии. Гунны расплескали свои гены по всей Европе и растворились в ней, как и татарские орды, оставившие исторический след в завоеваниях от Урала до Италии, но калабрийцы и венгры сохранили свой генофонд, несмотря на присутствие дружин Чингисхана и Батыя. Исчезли аланы, скифы и сарматы, растворившие свои гены в популяциях менее воинственных народов.
Завоеватели теряют гены, порабощенные их накапливают”.
Вместе с тем использование исключительно всеобщих методов познания для исследования теории государства и права совершенно недостаточно, так как зачастую формированию юридических доктрин предшествует определение гипотез, требующих эмпирических проверок. Поэтому в качестве промежуточной методологии между философией и фундаментальными теоретико-методологическими положениями специальных наук применяются общенаучные методы дедукции, индукции, анализа, синтеза, системного подхода и т.д.
Дедукция для отыскания истины использует пошаговое движение от общего к частному и единичному. Индукция, напротив, представляет “вид рациональной оценки (интерпретации) фактов, позволяющий предвидеть или предсказывать явления. общественной жизни” путем рассуждения от частного к общему, от единичного к целому. “Метод систематизации исследует объект не изолированно, а как целостную систему с выполнением ее многообразных типов связей”. Методологические приемы анализа и синтеза базируются на фактическом разложении целого на составные части и воссоединения его из отдельных элементов, путем идеального моделирования.
Стоит сказать, что методологическая наука наряду с всеобщими и общенаучными методами познания выделяет частнонаучные, дисциплинарные и междисциплинарные методы теоретического получения новых выводов и заключений.
Частнонаучные методы познания применяются только в определенных областях знания, например, в естественных или общественных науках. Так, при изучении истории используется хронологический метод, в психологии - метод тестирования и анкетирования. Существуют методы механики, физики, химии и других наук. Наиболее рациональными являются математические приемы добывания нового знания. К сожалению, современная юриспруденция использует их крайне редко. Хотя, с помощью алгебраических формул можно доказать невозможность организации абсолютной власти в обществе, ибо таковой нет в природе. Так, если предположить, что некая совокупность индивидов конкретного государства (множество) борется за обладание безграничными полномочиями социального управления, то оно будет стремиться к единице, а единица, стремящаяся к бесконечности (абсолюту), всегда равна нулю. Следовательно, безмерная власть - это фикция, а не реальность.
Частнонаучным методом юриспруденции считается сравнительно-правовой метод. Его используют при сопоставлении и противопоставлении двух и более правовых или государственных систем с целью выявления общих, особенных и единичных свойств. “В процессе применения сравнительно-правового метода, - пишет И.А. Иванников, - выявляются: типы правовых систем, связь правовых норм и институтов с отраслями права, цели всего народа или политически господствующего класса (нации, расы и т.д.), получившие отражение в праве, конкретно-исторические условия подготовки и принятия нормативных актов и т.д. Сравнительно-правовой метод расчленяют на синхронический (синхронный) и диахронический (сравнительно-исторический)”. Синхронический сравнительно-правовой метод изучает государство и право двух или нескольких государств одной эпохи, а диахронический - разных исторических промежутков времени.
Теория государства и права имеет собственные дисциплинарные методы познания, применяемые только этой дисциплиной. Такими методами считаются формальноюридический (догматический) и нормативно-юридический. С помощью формальноюридического метода изучается дух правовой нормы, ее смысл. По мнению сербского ученого Радомира Лукича, “предмет, для исследования которого применяется догматический метод, - это знаки, выражающие соответствующее идейно-понятийное содержание правовой нормы. Стоящая перед ним задача - “извлечь” из знаков их “содержимое”, выявить обозначаемые ими идеи-понятия”.
Нормативно-юридический метод опирается на анализ структурных элементов нормы права, понимает их как логическое суждение особого рода, содержащее начальные компоненты правового предписания. В начале XX столетия И.А. Ильин отмечал, что “нормативное рассмотрение интересуется правом как юридической нормой, т.е. юридическим характером и содержанием ее предписаний”.
Дисциплинарные методы помогают выявлять отличительные признаки форм правления и государственного (политико-территориального) устройства, государственного режима, политической системы и т.д. при анализе письменных источников конституционного права любой державы в разные исторические периоды ее развития.
Нередко исследователям публичной власти приходится применять и междисциплинарные методы познания, используемые при анализе комплексных или родственных дисциплин. Например, императивный метод применяется как в государственном, так и в административном праве.
В целом, говоря словами И.А. Ильина, можно констатировать, что “способов изучения права много. Каждый из них в отдельности ценен и незаменим. Вера в спасательный идеологический монизм падает и уступает место принципиальному признанию методологического плюрализма”.
Однако современная методологическая наука теории государства и права далека от совершенства, она нуждается в новой модернизации, учитывающей биологические принципы человеческого развития, математические приемы, позволяющие обрабатывать данные публично-правовых процессов, протекающих в обществе, и предсказывать (моделировать) будущие изменения государственных механизмов.
Разрешить данные проблемы способно мировоззрение витальной философии, базирующейся на основополагающих законах развития жизни на Земле, сохранение которой следует признать главной целью политической эволюции человечества.
Кроме того, в методологическом плане мы стоим на той позиции, в соответствии с которой познание “природы”, т.е. содержания совокупности суммы непосредственной деятельности всех вещей и событий в их всеобщей связи, характеризующих любое явление бытия, следует проводить с помощью интегрированного анализа объективного, (эмпирического) материала и доктринального (субъективно-идеалистического) осмысления его сущности. Связано это с тем, что изучение окружающего мира, прежде всего, осуществляется в рамках социальных стереотипов человеческого мышления, доминирующих на той или иной стадии развития мирового сообщества в целом или отдельно взятой цивилизации.

 


 

§1.4. Место теории государства и права в системе научного знания вообще, гуманитарных наук в частности и юриспруденции в особенности

Традиционно считается, что “матерью” всех наук является философия, зародившаяся в античной Греции. Вместе с тем эта система знаний в большей степени базируется на исследовании субъективных мировоззренческих установок, нежели объективных законах развития Вселенной. Зачастую различные философские системы опровергают друг друга, ведут непримиримую борьбу с инакомыслием - достаточно вспомнить метафизику и диалектику, материализм и идеализм и т.д. На такой почве невозможно создать прочное “здание” просвещения и познания бытия.
Выход из сложившегося тупика лежит на поверхности. “Повивальной бабкой” современного научного знания должна быть признана математика, т.к. именно она оперирует базовыми аксиомами, не требующими доказательств (например: от перестановки мест слагаемых сумма не меняется и т.д.), и аппаратом, с помощью которого описываются практически все процессы природы.
На математических формулах зиждется физика и химия. Без физики нет геологии, географии, минералогии, астрономии и т.д. Химия открывает дорогу к изучению тайны жизни в рамках биологии, что заставляет человека задуматься о его месте в мире, о власти, о смысле жизни и первопричинах мира, т.е. погрузиться в предмет философии.
Таким образом, из состава философии вычленяются взаимосвязанные гуманитарные науки: юриспруденция, политология, экономика, социология, психология и т.д.
Будучи центральной юридической наукой, теория государства и права широко использует философские категории и всеобщие понятия, выработанные в течение многих столетий ее представителями. В свою очередь, философия в процессе своего развития и совершенствования постоянно опирается на тот материал, который вырабатывается теорией государства и права вместе с другими юридическими науками и который помогает ей формулировать общие принципы государственно-правового развития общества. Среди философских категорий и понятий, которые активно используются в теории государства и права, в качестве примеров можно назвать такие, как “отношение”, “функция”, “прогресс”, “свобода”, “развитие”, “эволюция”, “связь”, “целое” и др. Широкое использование философских категорий и понятий в рамках теории государства и права имеет не только сугубо теоретическое, но и огромное методологическое значение.
Наряду с философией теория государства и права имеет тесные связи с политологией. Политология - это наука, занимающаяся изучением всего многообразия политического мира, именуемого политикой. В поле зрения исследователей-политологов находятся общие законы развития политических явлений, институтов и учреждений, вопросы политической власти, политической системы, политической идеологии, политического режима, политических отношений и др.
Используя политологические данные, теория государства и права рассматривает государственно-правовые явления с точки зрения не только их внутреннего строения, формы, сущности и содержания, но и их места и роли в системе других политических по своему характеру явлений, институтов и учреждений. Это дает возможность исследовать их не только сами по себе, но и в контексте их связей с окружающей политической средой. В результате такого подхода, например, к исследованию государства или его отдельных органов проявляется возможность видения государства и его связей с политической системой общества или же с ее отдельными элементами, такими как политические партии, общественно-политические организации, союзы и прочие.
Между теорией государства и права и политологией существуют не только прямые, но и обратные связи. Это означает, что не только политология оказывает влияние своими занятиями на развитие теории государства и права, но и наоборот. Последнее проявляется, в частности, в том, что в процессе проведения политологических исследований и изучения курса политологии широко используются, наряду с собственно политологическим материалом, также положения и выводы, сделанные специалистами в области теории государства и права. Это касается, например, вопросов понимания государства и государственного механизма, проблем определения политической власти, соотношения политического и государственного режимов, форм и функций государства, соотношения государства, политических партий и регулирующих их деятельность норм права.
Неразрывная связь существует также между теорией государства и права и экономическими науками. Последние, выступая в качестве важнейшей составной части общественных наук, включают в себя политическую экономию, историю экономической мысли, экономическую статистику, экономику труда, экономику отдельных отраслей хозяйства, финансы и кредит и др. Теоретическую и методологическую основу экономической науки составляет политэкономия. Экономические науки, занимаясь изучением различных средств и способов производства, форм собственности, методов, управления экономикой, характера производительных сил и производственных отношений, проблем труда и заработной платы и т.п., решают тем самым не только сугубо экономические, но и социальнополитические вопросы. Ведь от того, например, как, на какой основе решаются проблемы производства, накопления и распределения материальных и иных благ, вопросы соотношения производственных и распределительных отношений, во многом зависит не только состояние экономики, но и состояние самого общества, а вместе с ним государства и права.
Большое академическое и политико-практическое значение имеют постоянные связи теории государства и права с социологией. Согласно сложившемуся в научном мире представлению, социология является одной из гуманитарных дисциплин, занимающейся изучением общества как целостной системы, а также его отдельных составных частей и институтов, различных социальных слоев и групп. В центре внимания социологов неизменно находятся вопросы организации и управления обществом, закономерности и тенденции развития и функционирования различных социальных систем. Теория государства и права опирается в своем развитии как на общую социологическую теорию и методологию, изучающую закономерности функционирования всего общества, так и на частные социологические теории, имеющие дело с закономерностями развития отдельных сфер жизни общества. С теоретической точки зрения весьма важное значение имеет использование в процессе изучения государственно-правовых явлений, институтов и учреждений выводов и обобщений, сделанных в рамках социологии политики и социологии права. Особую значимость при этом приобретают даже те весьма спорные и противоречивые суждения и понятия, которым за пределами социологии, вне социологического контекста и фона уделялось бы гораздо меньше внимания. В качестве примера можно сослаться на довольно спорное и одностороннее рассмотрение (в социологическом плане) государства и права как исключительно “силовых”, “принудительных институтов”.
Постоянная и последовательная связь теории государства и права прослеживается с психологией.
От состояния социальной психологии, выражающейся в социально-политической активности или, наоборот, в перманентной пассивности населения; в душевной приподнятости и целенаправленности народа, нации или, наоборот, их психологической подавленности, социальной апатии и безразличии к судьбе общества и государства; в историческом оптимизме народа и нации или же в их неверии в будущее существующей общественной и государственно-правовой систем, историческом пессимизме; в уверенности перед грядущим будущим или в страхе за будущее своей страны, государства и общества; в полном доверии и уважении к властям предержащим или же, наоборот, в полном неверии в их способности управлять страной и их общественном презрении - от всего этого и многого другого в значительной степени зависит не только стабильность и эффективность существующего государства и права, но и реальные перспективы их существования и развития. От этого же зависит их жизнеспособность и конкурентоспособность на мировой арене.
Кроме того, теория государства и права тесно связана с исторической наукой, питающей ее фактами прошедших событий, исчезнувших государств и правовых систем.
Особое место теория государства и права занимает в системе юридических наук, которую можно представить в виде пирамиды, разделенной на три уровня.
Нижний уровень составляют прикладные юридические науки: криминалистика, криминология, юридическая психология и др. Эти науки ближе всего стоят к практике и непосредственно ее обслуживают.
Средний уровень составляют отраслевые и межотраслевые юридические науки: конституционное (государственное) право, административное право, гражданское право, уголовное право, уголовно-процессуальное право, гражданское процессуальное право, семейное право, муниципальное право и т.д. Эти науки также тесно связаны с практикой (прежде всего с юридической), но вместе с тем нередко формулируют и теоретические положения фундаментального характера.
Верхний, доктринальный уровень юриспруденции составляют теоретико-исторические науки о государстве и праве: теория государства и права, история государства и права России, история государства и права зарубежных стран, история политических и правовых учений, философия права.
Теория государства и права в системе юридических наук наиболее тесно связана с историей государства и права России и зарубежных стран и историей политических и правовых учений. По существу, история политических и правовых учений составляет неотъемлемую часть теории государства и права.
Теория государства и права по отношению к другим юридическим наукам является методологической базой познания конкретных отраслевых государственно-правовых явлений. Но для абстрактных обобщений она использует и практические данные отраслевых юридических наук.
Следовательно, теория государства и права является “краеугольным камнем”, “концом и началом”, на котором построено все здание правовых знаний человечества.

 


 

§1.5. Функции теории государства и права

Функции теории государства и права раскрывают роль данной науки для юридической практики и общества в целом. Среди них можно назвать следующие:
- познавательная;
- практико-организационная;
- идеологическая;
- прогностическая;
- методологическая;
- воспитательная.
Познавательная функция выражается в том, что теория государства и права пытается расширить границы имеющихся представлений о феноменах государства, права и государственно-правовых явлений, получить о них новые знания и выработать абстрактные закономерности.
Практико-организационная функция состоит в необходимости обслуживания потребностей юридической практики, направленной на совершенствование государственно-правового строительства, законотворчества, правосудия и т.д.
“Идеологическая функция теории государства и права характеризуется тем, что эта наука аккумулирует различные идеи, взгляды, представления о государстве и праве, вырабатывает определенные идеологические ориентиры, связанные с объяснением государственно-правовых явлений”.
В рамках прогностической функции моделируется будущее государства, права и государственно-правовых явлений, разрабатываются гипотезы перспективных реформ и политических действий.
Методологическая функция теории государства и права выражается в том, что эта наука выступает в качестве своеобразной методологической основой для всех других юридических наук.
Во-первых, она исследует методологические вопросы всей юридической науки, формируя при этом основные подходы в познании государственно-правовых явлений. В этом плане теория государства и права выступает для других юридических наук в качестве “философии государства и права”.
Во-вторых, будучи наиболее общей наукой в системе юридических наук, она вырабатывает основополагающие государственно-правовые понятия (дефиниции), положения и выводы, которые используются другими юридическими науками в качестве базовых, отправных при исследовании своих предметов.
Воспитательная функция теории государства и права обусловлена тем, что она формирует здоровое доктринальное, профессиональное правосознание юристов. Вместе с тем теория государства и права не должна быть космополитической наукой - она обязана воспитывать патриотические чувства нравственной справедливости у граждан России, призывать их борьбе за свои права и величие отечества.


Fri, 05 Apr 2013 07:49:22 +0000
Глава 2. Сущность государства

Глава 2. Сущность государства

§2.1. Новое учение о государстве и его признаках
§2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»
§2.3. Функции государства. Классовая, общесоциальная национальная природа функций государства
§2.4. Механизм государства

§2.1. Новое учение о государстве и его признаках

На протяжении тысячелетий одной из центральных задач юридической науки является постижение сущности государства.
В современном правовом учении выделяют три ключевых подхода к пониманию такого сложного публично-политического феномена, как государство: 1) классический, согласно которому государство есть совокупность народа, власти и территории; 2) юридический, представляющий государство в качестве правовой организации и деятельности власти; 3) социологический, описывающий государство с точки зрения политической организации общества, разделенного на классы или иные социальные группы.
Иногда государство определяют в узком и широком смысле. В первом случае оно выступает в качестве политического аппарата управления людьми, а во втором - служит идеальной моделью публичного господства, структурными элементами которого являются законы, политическая власть, население, территория, армия и правоохранительные органы.
Для того чтобы разобраться в плюрализме теоретических доктрин, объясняющих природу государства, следует выявить наиболее устойчивые признаки его бытия. Среди них можно назвать: основные первичные (народ, особая публичная власть, территория, суверенитет и духовное единство населения) и основные вторичные (монополия на легитимное насилие и налогообложение, законотворчество, безопасность державы, сила государственного влияния) признаки государства.
Без народа нет и не может быть государства, ибо оно в первую очередь представляет собой союз лиц, объединенных правом. Вне человеческого измерения исчезают категории добра и справедливости, легального и преступного, политического и юридического.
По мнению И.А. Ильина, народ состоит из множества личностей, населяющих определенную территорию и подчиняющихся единой правовой власти.
Эта власть является государственной. Она принадлежит особому слою людей (бюрократам), которые непосредственно не производят материальных благ общества, но занимаются вопросами их перераспределения. Государственные служащие всех степеней и рангов составляют сословие профессиональных управленцев, консолидирующихся в органах и учреждениях, обеспечивающих возможность систематического применения принуждения. Такими органами являются полиция, армия, администрация, суд и др. Государственная власть не принадлежит всем членам общества, она стоит над ними особняком, контролирующим и направляющим его развитие с помощью силового механизма, реализующего волю господствующего слоя, класса, группы лиц, монарха или другого единоличного диктатора.
Государственная власть имеет территориальные пределы своего распространения. Под территорией государства принято понимать часть земного шара (включающего внутренние и территориальные морские воды на расстоянии до 12 морских миль от наибольшей точки отлива), ограниченного вертикальными воздушными (атмосферными) пределами на высоту до 100 км, а также недра до технически доступной глубины, земли посольств, авиационные, космические и морские суда.
Вместе с тем не все государства придерживаются данного правила, выработанного обычаями международного публичного права. Так, Бразилия заявляет, что ее суверенитет распространяется на 600 морских миль от собственного побережья.
Кроме того, на Земле существуют территории, не принадлежащие ни одной из стран мира, - это Антарктида и Мировой океан. Ряд государств пытается поставить вопрос об их разделе, например США.
Скорее всего, в середине XXI века ведущие космические державы (Соединенные Штаты, Китай и др.) постараются установить свой суверенитет над лунной территорией, ныне считающейся достоянием научного исследования всей человеческой цивилизации.
Понятие суверенитет принято толковать как свойство государственной власти быть независимой ни от какой другой власти, как внутри государства, так и за его пределами, т.е. обладать абсолютным правовым верховенством.
И.А. Ильин считает, что государство невозможно, если у его населения нет духовного единства, всеобщего интереса, способствующего совместному труду и сосуществованию на благо друг друга. Поэтому отсутствие государственной идеологии скрепляющей нацию в единый политический “кулак”, всегда приводит страну к катастрофе распада или гражданской войне.
Государство считается единственным источником права на легитимное насилие. Только оно может в рамках закона использовать силу оружия против своих граждан.
Для содержания разветвленного административного аппарата государство пользуется монополией на изъятие налогов и сборов.
Догосударственное общество не знало налогов с населения, которые становятся возможными лишь в условиях частной собственности. В древневосточных державах, античных государствах и средневековых королевствах налоги носили неразвитый и случайный характер. Как правило, они уплачивались в натуральной форме. И лишь с XVI века безвозмездные отчисления в казну приобрели преимущественно денежный характер.
В формальном плане государство материализуется в законодательстве (праве), в котором выражается воля политически и экономически господствующего класса, социальной группы или единоличного правителя. “Право служит государству, нуждающемуся в нем как в орудии политического властвования и осуществления определенных политических целей. Связь между правом и государством носит двусторонний характер, - пишет И.А. Иванников, - они обуславливают друг друга и находятся в тесной взаимосвязи и взаимодействии. Связь государства с правом неразрывна”.
Государствам всегда приходится заботиться о собственной безопасности, которая предполагает для него территориальную целостность, политико-правовую, социальноэкономическую, экологическую и культурную устойчивость.
“Политико-правовая безопасность предполагает недопущение насильственного изменения правового статуса государственной территории (оккупация, государственный переворот и т.д.).
Территориальная целостность - это признак устойчивого суверенного государства, суверенной политической власти. Обеспечение территориальной целостности требует в критических ситуациях мобилизации всех сил государства. Территориальная безопасность обеспечивается государством через реализацию его внешних функций.
Социально-экономическая безопасность - это недопущение превращения территории страны в сырьевой и энергетический придаток других стран либо в рынок сбыта низкосортной продукции. Огромным достижением политической элиты Советской России было то, что она могла создать в стране самодостаточную экономику. В настоящее время экономической безопасности угрожает организованная преступность, контролирующая многие рынки, банки, предприятия.
Экологическая безопасность территории государства - предотвращение загрязнения окружающей среды (воды, воздуха).
Культурная безопасность государства предполагает недопущение навязывания чуждых народу ценностей и образа жизни”.
Эффективное функционирование государственной власти, направленное на поддержание состояния безопасности, невозможно без обладания силой публичного воздействия. Слабое государство не способно обеспечивать свой суверенитет. Как правило, оно существует лишь формально, а на практике его подменяют иные структуры, чаще всего криминальные сообщества, правительства других государств, родоплеменные союзы, кланы и т.п. Поэтому роковым заблуждением является утверждение о том, что в полной мере права и свободы человека и гражданина могут быть реализованы в государствах, не обладающих рычагами властного воздействия на общество. Реальная свобода всегда рождается, развивается и репродуцируется силой, устраняющей негативные воздействия рабского закабаления людей посредством преступной, экономической, военной или иной деятельности.
Наряду с основными первичными и вторичными признаками государства, в юриспруденции выделяют неосновные (факультативные) признаки государства: государственный язык, наличие национальной валюты и признание международным сообществом.
Государственный (официальный) язык используется в законотворчестве, делопроизводстве, обучении, армии и т.д. В стране может быть несколько государственных языков. В ряде государств различают понятия “официальный” и “государственный” язык. Например, в Швейцарии, по Конституции, официальными языками являются немецкий, французский, итальянский, а государственными - немецкий, французский, итальянский и ретороманский.
В Люксембурге признаются два государственных языка - немецкий и французский. Причем действует правило, в соответствии с которым, если тексты законов на французском и немецком языках не совпадают, применяется французский вариант.
Национальная валюта представляет собой денежный эквивалент, используемый на территории государства для расчетов и платежей.
Признание государства международным сообществом означает легитимацию его по отношению к другим державам. В современном мире существует множество непризнанных государств (например, Абхазия, Приднестровская Молдавская Республика, Южная Осетия, Нагорный Карабах и т.д.), обладающих суверенитетом на своей территории.
Таким образом, синтезируя вышеприведенные признаки государственности, следует сделать вывод, что государство - это исторически сложившаяся суверенная организация концентрированной политической власти, обладающей силой, способной официально представлять интересы всего общества (народа, нации, национальностей, классов, слоев, социальных групп) в рамках определенной территории.

 


 

§2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»

Вопрос о соотношении свободы, права и государства на протяжении столетий является одним из ключевых в истории человечества. Люди различных исторических эпох и народов так или иначе стремились к завоеванию и защите свободы, к созданию гармонично развитой личности и наилучшего общественного устройства. Так, античный философ Аристотель одним из первых пришел к выводу, что человек по своей природе свободное существо, которое не может находиться в рабстве. Но под человеком он понимал грека, другие же народы были варварами (животными), созданными для рабского труда и подчинения.
Г. Гегель обосновал идею о движении всемирной истории человечества по пути развития свободы: от рабовладельческого государства к конституционной монархии, от произвола к праву - “царству добра и справедливости”. Под свободой он понимал “осознанную необходимость”. С этой точки зрения животные несвободны, т.к. ими руководят инстинкты, несвободны младенцы или невежды, ибо они живут исключительно во власти чувств и физических потребностей.
Ф. Ницше считал, что нельзя быть свободным, не осознавая цели данного состояния.
Для Г.Ф. Пухты подлинно свободным может быть только дух, ведь ему не известны ограничения физического существования. Бог - это чистый дух, истинная и абсолютная свобода, не доступная, но весьма желанная награда человеческого рода.
К. Маркс под свободой понимал возможность индивида действовать в собственных интересах.
Вместе с тем вышеперечисленные определения свободы представляются спорными и противоречивыми по целому ряду положений.
Во-первых, признание рабства Аристотелем в отношении варваров, делает зависимым греческих господ от рабского труда, уничтожая свободу производительного творчества.
Во-вторых, понимание Г. Гегелем свободы как “осознанной необходимости” в конечном счете может стать умозаключением раба о необходимости и выгоде для него рабского состояния, так же как возможность действовать в собственных рабских интересах.
В-третьих, Г.Ф. Пухта не учел того факта, что рабы могут желать быть рабами, самоопределяясь иногда в выборе своего господина.
Следовательно, для более точного понимания сущности свободы необходимо исследовать признаки и элементы данной категории.
Так, свобода есть естественное состояние индивида, обладающего способностью мыслить и руководить своими действиями. Она скрыта в биологии человеческого организма.
Свобода предполагает наличие личного суверенитета, т.е. абсолютного верховенства и независимости в своих мыслях и деяниях от окружающих людей.
Поэтому для свободы не приемлема особая публичная власть, стоящая над обществом и индивидом.
Кроме того, если человек не борется со злом, он не может быть свободным, ибо его пассивная воля всегда подчиняется злому року, приумножая и поощряя рабовладельческие отношения. Например, “закрывая глаза” на преступную деятельность других лиц, люди сами являются заложниками (рабами) криминальных побед, так как благодушное бездействие есть негласный акт признания творящегося произвола. По существу, свобода представляет собой самостоятельность выбора вариантов собственных поступков, характеризующихся категориями добра и зла. Причем зло всегда отрицает свободу, а добро - дарует и защищает ее.
Не бывает свободы без творческого начала (интеллектуального или материального) в труде, т.к. только свободный труд делает человека независимым от других людей.
Таким образом, признаками свободы являются:
1. Естественное состояние, т.е. следование законам природы.
2. Личный суверенитет.
3. Отсутствие особой публичной власти, стоящей над человеком и обществом.
4. Постоянная борьба индивида со злом.
5. Возможность выбора между добром и злом.
6. Творческий труд.
Исходя из вышесказанного, под свободой следует понимать состояние господства над своими деяниями (действиями или бездействиями) в интересах своих родов в соответствии с естественными законами природы.
В структуре свободы можно выделить идеальные (воля, разум, психология) и материальные (формы социального общения) компоненты.
Воля представляет собой силу, подчиняющую человеческие желания и инстинкты поставленным целям.
Разум определяет возможность человека познавать окружающий мир и его законы, чтобы не быть слепой игрушкой в руках природных стихий и общественных процессов. Поэтому знания освещают путь свободным, а “темнота” невежества ведет неучей к кабале.
Кроме того, разум позволяет человеку быть дееспособным, т.е. своими действиями или бездействиями приобретать права и обязанности, нести юридическую ответственность.
Психологическая составляющая говорит о том, готов ли человек признать над собой власть другого индивида, подчиниться ему и стать рабом или он будет защищать свою свободу, даже если это связано с опасностью потерять жизнь.
Социальная форма свободы проявляется в родоплеменной организации общественной жизни, не знающей публичного насилия исходящего от особой политической власти. Как правило, авторитет вождей держится на искреннем уважении и традиционном семейном почтении.
В недрах свободного общества постепенно формируется особое мифологическое мировоззрение, в соответствии с которым люди считают себя прямыми потомками своих богов. Они не стоят перед ними на коленях, не признают себя их рабами, бросают вызов всему миру и борются с врагами, презирая покорность и слабость народов, попавших под влияние духовной и физической силы чужеземцев.
В противовес свободному существованию племен рождается государство - машина, предназначенная для осуществления систематического насилия в отношении подчиненных ему лиц. Государственный аппарат монополизирует право на легитимное насилие, запрещая гражданам вершить правосудие, т.е. бороться со злом самостоятельно. Формально воля государства, выражающая интересы не всего общества, а экономически и политически господствующего класса, концентрируется в праве - системе общеобязательных норм, санкционируемых и защищаемых государственной властью. Юридические нормы вступают в конкуренцию с божественными предписаниями и обычными правилами поведения свободных народов. По существу, право представляет лишь временный социальный компромисс, оно изменяется, иногда само себя отрицает, превращая свои нормы в объект торговых отношений. Провозглашение формального равенства людей только усугубляет реальные социальные антагонизмы. Вследствие этого человеческому суду ничего не остается, как уповать на страх юридического наказания. Данные обстоятельства заставляют изменить мировоззрение человека. Поэтому на смену родовых верований приходят космополитические монотеистические религии, оправдывающие рабство и прославляющие терпение насилия. Так, христианство учит:
1. Нет власти ни от Бога, существующие же власти от Бога установлены.
2. Если ударили тебя по левой щеке - подставь правую.
3. Чем хуже тебе будет на земле - тем лучше на небе.
4. Паства церковная - рабы божьи, клир - пастухи овец.
Ислам (с араб. - покорность) также призывает признать себя рабами Аллаха.
Вышерассмотренная эволюция религиозного правосознания не случайна, ведь современные мировые конфессии возникли сравнительно недавно: христианству - 2000 лет, а исламу - около 14 столетий. Сформировались эти религии в условиях жесткого классового противостоянии между рабами и рабовладельцами. Так, христиане духовно оправдывали рабское состояние римских рабов, обещая им за терпение - царство небесное, а мусульмане воспитывали новых господ для покорения неверных.
Таким образом, можно сделать вывод, что возникшее государство изменило внутреннюю природу человека, уничтожив его свободу с помощью особого аппарата принуждения, права и идеологического (религиозного) воздействия. Причем многим народам (например, славянским) пришлось перейти к государственному бытию из-за угрозы физического уничтожения со стороны хищных соседей: германцев, византийцев, хазар и т.д. На современном этапе развития человечества отказ от государства в отдельно взятой стране не целесообразен и даже губителен, т.к. другие государства не упустят возможности установить на ее территории свой суверенитет.

 


 

§2.3. Функции государства. Классовая, общесоциальная национальная природа функций государства

Понятие функции введено в научный математический оборот Г.В. Лейбницем на рубеже XVII-XVIII вв. в качестве переменной величины, зависимой от других величин, изменяемых определенным образом.
Вместе с тем достаточно трудно достоверно определить, когда произошла юридизация данного понятия. Например, о функциях в социологическом аспекте писали уже в середине XIX в. такие мыслители, как О. Конт, К. Маркс и Г. Спенсер. В 1900 г. в Гейдельберге Г. Еллинек опубликовал работу “Общее учение о государстве”, в которой целая глава была посвящена функциям государства, рассматриваемым исключительно в правовом смысле.
Необходимость изучения функций публичного управления является предпосылкой познания главного и определяющего в государстве, выявления его социального смысла, того, что оно есть само по себе в отличие от других социальных явлений, иначе говоря, его сущности.
Кроме того, значение вопроса о функциях государства обусловлено тем, что они определяют его структуру, т.е. способы, закономерности организации элементов политического управления обществом как сложной социально-иерархической системой. Наряду с этим, следует обратить внимание на то, что содержание понятия “функция государства” может быть раскрыто через следующие суждения:
- это научная абстракция, с помощью которой единая государственная деятельность подразделяется на виды. Они различаются характером объекта, непосредственной цели, сил, материально-технических средств, методов и, как следствие, продукта деятельности;
- функции государства не являются в своей основе видами деятельности, присущими только государству, так как они могут осуществляться негосударственными организациями. Например, все звенья политической системы общества имеют в основе аналогичные и в конечном счете общие функции. Это явление можно назвать функциональным монизмом в организации общественной жизни;
- специфика функций государства состоит в том, что публичная власть посредством органов политической власти придает им общеобязательный характер;
- функции государства характеризуются относительным постоянством. При этом в рамах одной и той же функции и одного и того же набора могут решаться разные социально-политические задачи. Особенности функций определяются потребностями политического господства данного класса в конкретную историческую эпоху;
- посредством функций государство реализует свое социальное назначение;
- государствам разных исторических типов присущи аналогичные с организационно-технической точки зрения (но не тождественные) функции;
- к функциям государства относятся не только те виды его деятельности, которые непосредственно служат его социальному назначению, но и те, которые выполняют эту роль опосредованно;
- понятие функции не связано ни со степенью развития, масштабами или “удельным весом” того или иного вида деятельности, ни с наличием соответствующего специализированного звена в государственном аппарате - достаточно самого факта выполнения такой деятельности государством;
- каждая функция государства должна рассматриваться как элемент единой системы функций, вне системы понятие функции не имеет реального смысла.
Главными признаками функций государства являются:
а) направленность функций государства на выполнение конкретных задач и достижение определенных целей на каждом историческом этапе развития общества;
б) устойчиво сложившаяся предметная деятельность государства в определенной сфере жизни общества;
в) реализация функций осуществляется в определенных правовых формах: законотворческой, исполнительно-распорядительной и правоохранительной.
Следует заметить, что в литературе имеют место значительные расхождения в подходах к определению понятия “функция” вообще и функции “государства” в частности. Так, на рубеже 60-70-х гг. под функцией понимался “способ поведения, присущий какому-либо объекту и способствующий сохранению существования этого объекта или той системы, в которую он входит”. На этом основании Л.И. Каск писал: “Функция какого-либо объекта - это внешнее проявление его свойств, способов его поведения в определенной системе отношений”. А в конце 80-х гг. можно встретить иную трактовку этого понятия: “Функция - отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутствует изменение другого. Функция может рассматриваться с точки зрения последствий (благоприятных, неблагоприятных - дисфункциональных или нейтральных - афункциональных), вызываемых изменением одного параметра в других параметрах объекта (функциональность), или с точки зрения взаимосвязи отдельных частей в рамках некоторого целого (функционирование)”. В первом, более раннем определении, акцент делается на внешнем проявлении свойств объекта, “способе” его поведения, во втором, более позднем, - на “отношении” между объектами, т.е. акцентируется сущностная сторона функции. В.А. Владимиров утверждал, что сложившееся состояние разработки проблемы, “разнообразие мнений” в определении понятия функции государства “прежде всего, объясняется тем, что многие авторы не различают сущность функции и ее явление. Причем во всех случаях сущность любой функции (и в природе, и в обществе) остается единой. Тогда как ее явления обнаруживаются все больше по мере развития общества, государства и науки”. По его мнению, “на сущностном уровне любые функции могут быть отношениями и ничем иным”.
В зарубежной правовой науке вопрос о функциях государства не рассматривается в триаде государственно-правовых категорий: сущность, формы, функции.
Так, Г. Еллинек, определяя функции государства, различает “материальные” функции, как “основные направления государственной деятельности”, и “формальные”, т.е. “функции определенных групп органов”. Первые рассматриваются им как функции государства, которые “обусловливаются... тем, что деятельность государства направлена на достижение его целей”. С этой точки зрения функции государства - это средства достижения определенных целей государства. При этом Г. Еллинек стремился отделить функции государства от содержания его деятельности и свести их только к внешним и формальным проявлениям власти. Он считал, что “конкретное содержание деятельности государства всегда может быть определено только эмпирически, и притом только для отдельного государства в данный момент его существования”. Поэтому, по его мнению, “безусловно, ненаучны все попытки дать исчерпывающее представление о государственной власти путем простого перечисления ее функций по их содержанию”.
Юридической наукой предложена трактовка функций государства не только как направленной его деятельности, но и как механизма государственного воздействия на общественные процессы. И это представляется правильным, так как, выполняя определенные функции в тех или иных сферах жизни общества, государство одновременно посредством проводимых реформ, различного рода преобразований, правового регулирования общественных отношений воздействует на состояние общественных процессов. Осуществление конкретных функций может как стабилизировать условия развития общества, оказывать созидательное воздействие, так и усиливать кризисное его состояние.
Таким образом, функции государства - это основные направления его деятельности, направленные на достижение политико-правовых, социальных и экономических задач публичного управления обществом.
В познании государственно-правовых явлений и процессов в теории государства используется метод классификации, ибо без этого метода упорядочить и сопоставить всё многообразие государственно-правовых явлений и процессов попросту невозможно.
Эффективно используется метод классификации и при изучении функций государства.
Классификационные критерии, то есть признаки (их сумма), позволяющие отнести те или иные функции к конкретному классу, группе, имеют разный характер (выделяют, например, объекты и сферы государственной деятельности, временной характер и территориальный масштаб, содержание функций и т.д.).
К числу наиболее простой можно отнести классификацию функций, базирующуюся на принципе разделения властей. К подобной классификации прибегал Г. Еллинек, исходящий, правда, из посылки, что каждая функция государства направлена на достижение его целей. Так, он писал: “правой целью обусловливается функция государства, направленная на установление и охрану права и дифференцирующаяся от другой его функции, направленной на утверждение могущества государства споспешествование культуры”.
При этом Еллинек выделял три функции государства: “законодательство, суд и управление”. Однако он признавал, что “наряду с этими нормальными функциями существуют ещё чрезвычайные государственные функции, которые не подходят ни под одну из указанных категорий. Сюда относится, прежде всего, война”.
Данная классификация, весьма распространённая за рубежом в модифицированном виде, в отечественной теории государства долгое время не признавалась, ибо марксистско-ленинская доктрина исходила из понимания социалистической государственной власти как единой, объединяющей законодательные и управленческие функции в одном органе.
Наиболее распространено в науке традиционное разделение функций на внешние и внутренние, то есть на определение деятельности государства по отношению к обществу, особой организацией которого и является государство (внутренняя), и по отношениям к другим государственно-организованным обществам, другим государствам (внешняя). Внутренние функции государства проявляют себя в экономической, политической, социальной и идеологической сферах жизни общества, обращены внутрь общества. Внешние функции государства - защита общества от нападений извне, мирное сотрудничество с другими государствами, обеспечение геополитических интересов и т.п. - также характеризуют деятельность государства как целостной организации общества, но уже обращены не внутрь, а вовне его жизнедеятельности.
Деление функций на внутренние и внешние - это определённое наследство, доставшееся современной отечественной теории государства от её предыдущего методологического подхода, когда классификация функций жестко привязывалась к классовой сущности государства. При этом в теории социалистического государства (Н.В. Черно- головкиным и другими) выделялись четыре следующие внутренние функции: хозяйственно-организаторская, регулирование меры труда и потребления, культурновоспитательная, охрана правопорядка. В период диктатуры пролетариата в качестве самостоятельной существовала функция подавления сопротивления эксплуататорских классов. Объявлялся её временный, переходный характер в зависимости от особенностей развития классовой борьбы в стране. Отправной точкой этой классификации являлись известные положения ленинских работ.
Ключевым моментом в содержании этих внутренних функций было представление о государстве как о главном орудии социалистического строительства, которое осуществляет всестороннее централизованное руководство всеми сторонами жизни общества, является собственником основных средств производства, и на этом основании интересы государства имеют приоритет перед любыми общественными и личными интересами и потребностями.
Главное содержание хозяйственно-организаторской функции составляло строго организованное, монопольное государственное руководство экономикой, планированием, организацией и регулированием производства в масштабах страны.
К организаторско-хозяйственной примыкала функция регулирования меры труда и потребления. Её главное назначение - организация и регулирование социальных отношений, возникающих в связи с трудовой деятельностью в общественном производстве и распределении предметов потребления (зарплата, фонды общественного потребления и т.д.), а также регулирование торгового и бытового обслуживания населения.
Культурно-воспитательная функция была призвана решать задачи государства в идеологической сфере. В условиях существования единой государственной идеологии эта функция приобрела особую значимость для организации и руководства образованием, развитием литературы и искусства, средств массовой информации. Задача внедрения официальной идеологии в сознание и поведение граждан обусловила принятие Советским государством на себя обязанности проводить воспитательную работу среди населения.
Содержание функции охраны правопорядка было ориентировано главным образом на охрану социалистического общественного строя, социалистической собственности, укрепление государства и в меньшей степени на охрану прав и свобод граждан, личной собственности.
К внешним функциям Советского государства относились: оборона страны, взаимопомощь и братское сотрудничество государств мировой системы социализма, борьба за мир и мирное сосуществование с капиталистическими странами, поддержка национальноосвободительных движений и сотрудничество с развивающимися странами. Уже в самих названиях этих функций раскрывается их классовая направленность и содержание.
Определенные сложности возникли при моделировании функций государства вообще или же применительно к эксплуататорскому типу государств. Поэтому Л.И. Каск прибегал, например, к дополнительному подразделению функций по классовому (основному) назначению. Так, в эксплуататорском государстве он к внутренним классовым функциям относил: регулирование антагонистических классовых отношений (в том числе подавление эксплуатируемых классов), регулирование неантагонистических классовых отношений, идеологическую. К внутренним общесоциальным функциям относились: экономическая (косвенное регулирование экономики) и социализаторская (деятельность, направленная на воспроизводство человека как элемента определённой социально-экономической структуры).
По сферам общественной жизни функции государства могут быть разделены на экономические, политические, социальные и идеологические. Есть точка зрения, что эти функции осуществляются любым государством:
- экономическая (обеспечение нормального функционирования и развития экономики, в том числе посредством охраны существующих форм собственности, организации общественных работ, планирования производства, организации внешнеэкономических связей и пр.);
- политическая (обеспечение государственной и общественной безопасности, социального и национального согласия, подавления сопротивления противоборствующих социальных сил, охрана суверенитета государств от внешних посягательств и т.п.);
- социальная (охрана прав и свобод всего населения или его части, осуществление мер по удовлетворению социальных потребностей, поддержка необходимого уровня жизни населения, обеспечение необходимых условий труда, его оплаты, быта и т.д.);
- идеологическая (поддержка любой, в том числе религиозной идеологии, организация образования, поддержка науки, культуры и др.).
Следует обратить внимание и на другие новационные взгляды на функции государства.
Так, достаточно интересен подход В.А. Владимирова, который отмечает, что функции по характеру выражения могут быть явными и скрытыми (латентными). Выражение явных функций настолько очевидно, что их наблюдает каждый. Латентные же функции могут быть выявлены лишь в результате специального исследования, а также в случаях, когда они проявляются самостоятельно через определенный отрезок времени. В этом плане надо различать истинно латентные функции и псевдолатентные. Истинно латентные функции и отношения возникают и развиваются в соответствии с объективными законами общественного развития. Здесь надо ясно понимать, что возможности государства в обратном воздействии на общественные отношения хотя и весьма разносторонни и эффективны, но не безграничны, так как существуют скрытые, в том числе непознанные процессы как позитивного, так и негативного характера.
Несомненно, что многие негативные явления, например, бюрократизм, коррупция, связаны с латентными отношениями и могут привести к афункциям и дисфункциям, например таким, как “паралич власти” и “пробуксовка” решений. Латентные отношения в силу их объективности не зависят от воли государства, могут вступать в противоречие с явными его функциями. Их нельзя устранить, поэтому государство может воздействовать лишь на ту их часть, которая проявилась. Задача науки состоит в том, чтобы при организации осознанных отношений добиться наименьшего противоречия между явными и латентными функциями.
Н.Б. Пахоленко предлагает строить классификацию функций государства в зависимости от политического режима: “вопрос о функциях государства - часть вопроса о публичной власти в любом обществе, и объективным основанием для их выявления, на наш взгляд, может быть степень монополизации политической власти и соотношение государства и общества. Тоталитарная политическая система базируется на монизме власти; авторитарная политическая система не столь жесткая, как тоталитаризм, и может быть определена как система ограниченного плюрализма; демократическое государство функционирует в гражданском обществе, в саморегулирующейся среде. Таким образом, следует различать функции тоталитарной системы, авторитарного государства и демократического”.
Содержание функций не остаётся неизменным на всех этапах развития общества и государства. В силу их тесной связи с сущностью, социальным назначением, формами государства в содержании функций любого государства присутствуют как общесоциальные, так и классовые, а, по мнению А.Б. Венгерова, ещё и национальные начала.
В обществе, где социальная структура носит ярко выраженный классовый характер, где классы или другие социальные группы противостоят друг другу, прежде всего по экономическому признаку, по своему отношению к средствам производства, государство выступает в качестве экономически господствующего класса (классов). Оно обслуживает, прежде всего, интересы господствующего или доминирующего класса и осуществляет организованное насилие в отношении своих классовых противников. Отсюда - функции государства в классово-антогонистическом обществе имеют чёткую классовую характеристику. Такое состояние государственности было присуще, в частности, формирующемуся буржуазному обществу середины XIX в. Поэтому нет никаких оснований подвергать сомнению точность социологического анализа К. Маркса современного ему общества и роли государства. Характеризуя эту роль, Маркс писал, что деятельность государства сразу “охватывает два момента: и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфические функции, вытекающие из противоположности между правительством и народными массами”.
По мнению Маркса, “выполнение общих дел” всегда свойственно любому государству (к какому бы историческому типу оно ни относилось), хотя конкретное содержание “общих дел”, масштабы и способы их ведения меняются от эпохи к эпохе. При этом в эксплуататорском обществе “общие дела” не являются результатом совпадения, гармонии основных экономическо-политических устремлений противоположных классов. Такое исключается. Это объективное свойство управлять “общими делами” не трансформирует государство в надклассовое или классово-нейтральное учреждение. Как орудие социального управления, такое государство не перестаёт быть машиной, инструментом политического господства класса частных собственников. Поэтому Маркс рассматривает ведение “общих дел” в неразрывном единстве с осуществлением государством, эксплуататорским по своей сути, “специфических функций, вытекающих из противоположности между правительством и народными массами”. Эти “специфические функции”, выполняемые при помощи самых различных экономических, политико-юридических и идеологических средств, суть непрекращающиеся попытки аппарата эксплуататорского государства умерить, сгладить раздирающие общество антагонизмы, смягчить острейшие социальные конфликты за счет ущемления интересов, за счёт подавления нужд непосредственных производителей.
Следует отметить, что именно те или иные классовые, “специфические функции” объявлялись на предыдущем этапе отечественной теории государства наиболее значимыми, основными, выражающими классовую сущность государства. При этом делались попытки теоретически обосновать, что на некоторых этапах государственности, например на социалистическом, эти функции являлись общесоциальными, выгодными всему обществу. Использовалась схема: классовые функции социалистического государства выражают интересы большинства народа, трудящихся и, стало быть, являются общесоциальными.
По мнению В.А. Четвернина, “Марксова “теория насилия” вполне понятна в социально-историческом контексте её понимания. Более того, осмысление всей истории доиндустриального общества через призму классовой борьбы является вполне оправданным. Но Марксова “теория насилия” (в отличие от методологии исторического материализма) вряд ли применима для анализа государственности в эпоху постиндустриального общества”.
К общесоциальному содержанию функций государства, управлению “общими делами” относится всё то, что направлено на решение основных экономических, социальных, политических и иных задач, затрагивающих интересы общества на длительном историческом пути его жизнедеятельности. Основные общесоциальные функции обеспечивают существование, благополучие, а порой и выживание самого общества. Именно в этом смысле государственная организация общества приобретает большую социальную ценность.
Уже ранние города-государства - первоначальная государственная организация общества - берут на себя общезначимые социальные функции, прежде всего, экономического характера: земледелие, скотоводство, металлообработка, керамика и т.п. Тем самым государственная организация общества, демонстрируя свою социальную ценность, как бы переводит человечество в социальную фазу развития, эволюции, создаёт цивилизацию.
При этом общесоциальное содержание функций, которое сохраняется на протяжении всей истории государственности, придает все большую социальную ценность государству, хотя порой это и приобретало весьма разнообразные, даже причудливые формы.
Например, к такому общесоциальному содержанию у некоторых народов относились: поддержка мореплавания, морской торговли (островные государства, средневековые Португалия, Испания, позже Нидерланды), защита и воспроизводство рыбных ресурсов (некоторые скандинавские и тихоокеанские страны). А у иных народов именно сомнение в своей языковой или религиозной самобытности становилось объективно общесоциальным содержанием деятельности государства независимо от того, какой тип это государство являло или в каких формах устройства существовало и функционировало.
Именно общесоциальные функции характеризуют в наибольшей степени деятельную сторону государства, что, кстати, умалялось, а порой вообще игнорировалось на предыдущем этапе отечественной теории государства. Неисполнение или некачественное исполнение именно этих функций государства приводило и приводит к ослаблению государства, а порой к его распаду, разрушению и даже исчезновению. Характеристика взаимосвязи этих процессов достаточно исчерпывающе описана Г. Спенсером и другими учёными.
Классовые функции - это те направления деятельности государства, которые в наиболее полной, яркой степени выражают классовые интересы, волю того класса, той социальной силы, группы, которые господствуют в данном обществе, захватывают и осуществляют государственную власть (при этом речь идёт о широком понимании классов как определённых социальных, организованных структур общества).
К классовым функциям относится, прежде всего, подавление господствующим классом с помощью государства (главным образом используя карательные органы государства - армию, полицию, пенитенциарные учреждения) своих классовых противников. Причём подавление на первоначальных этапах развития государственности осуществляется внеэкономическим принуждением: присваиваются результаты чужого труда, чужое имущество, классовые противники устраняются от участия в политической, духовной жизни общества, используется судебное и в основном внесудебное преследование, а иногда классовые противники устраняются физически.
Но классовые функции могут осуществляться и экономическим путем, что характерно для последующих этапов государственности - с помощью налоговой системы, трудового законодательства, устанавливающего жёсткий порядок (продолжительность рабочего времени, трудовая (данность, штрафы и т.п.), участия государства в денежной системе, например путём эмиссии, инфляции, девальвации и т.д. Наряду с классовым содержанием функций большое значение в жизнедеятельности государства всегда, в том числе и в последнее время, имело и национальное содержание функций.
Эта характеристика связана с той деятельность государства, которая направлена на сохранение и развитие национальной культуры, языка, самобытности, традиций, самого существования и воспроизводства этноса, который собственно и выступает в государственно-организованной форме. Так, в ч. 2 ст. 6 Конституции Республики Польша 1997 г. отмечается, что “Республика Польша оказывает помощь полякам, проживающим за границей, в сохранении их связей с национальным культурным наследием”.
Национальное содержание функций государства близко к общесоциальному, но не сливается с ним. Весьма часто государственная деятельность должна обеспечивать именно национальные интересы этноса, формирующего государство, касается ли это геополитических интересов, защиты соотечественников, оказавшихся в силу тех или иных исторических, политических процессов на территории других государств, развития национального самосознания, религиозного возрождения и т.п. Сюда же входит и задача гармонизации интересов этноса и этнических меньшинств на самой территории государства, если население имеет многонациональный состав.
Стремление к образованию национального государства, по мнению Э. Яна, обязано своим происхождением идее народного суверенитета. Мысль о том, что совокупность людей может стать нацией, притязающей на собственное государство, но не имеющее такового, оформляется лишь в XVIII в., когда зарождается идея о народном суверенитете, о легитимации власти через волю, интересы и потребности народа (с перехода от династического к народному суверенитету, от Божьей милости к воле народа).
Национальная характеристика функций государства охватывает не только их содержание, направленность, но и то, как это содержание реализуется, то есть в каких формах, с помощью каких способов эти функции осуществляются: в демократических или авторитарных, политических или насильственных формах.
Анализ национального содержания функций государства демонстрирует и социальную ценность государства, эффективность существования этноса в государственно организованной форме. Этот анализ показывает, почему распад, разрушение, а тем более исчезновение государства представляет собой ни что иное, как национальную катастрофу. Однако на основе исторического опыта встаёт вопрос о социальной цене, которую приходится платить народу при осуществлении национально-функциональной деятельности государства, особенно в современных условиях, когда так переплетаются национальные, политические, территориальные и иные интересы, когда появились ядерные и иные грозные средства, которые могут быть использованы для решения межнациональных, этнических конфликтов. Кроме того, следует учитывать, что на Земле в настоящее время живёт более 2000 этносов, большинство из которых в своём национальном самосознании понимает социальную ценность собственной государственности. Но возможно ли существование такого числа государств на Земле, не рождает ли современное состояние государственности принципиально новые, в частности укрупнённые типы и формы государств? Появление Европейского сообщества, образование Союзного государства Белоруссии и России свидетельствуют, что такие самоорганизующиеся процессы в истории государственности начались и должны осмысливаться также в рамках теории государства.

 


 

§2.4. Механизм государства

Функции государства реализуются при помощи механизма (аппарата) государства. Под механизмом (аппаратом) государства понимается специально созданная и постоянно действующая система государственных органов, государственных организаций и служащих, находящихся во взаимной зависимости и реализующих волю политически и экономически господствующего класса, нации, народа или иной социальной группы.
И.А. Иванников выделяет шесть признаков государства:
1. Наличие целостной иерархической системы органов и учреждений. Целостность обеспечивается едиными принципами организации и деятельности органов и учреждений, едиными задачами и целями их деятельности.
2. Первичными структурными частями механизма государства являются органы управления и учреждения.
3. Наличие орудий принуждения, которые соответствуют техническому уровню конкретно-исторической эпохи (вооруженных отрядов людей, тюрем и др.).
4. Осуществляет публичную власть и социальные функции.
5. Наличие особой группы людей, профессионально занимающихся управлением (законотворчеством, исполнением законов, их охраной от нарушений).
6. Гарантирует и охраняет законные интересы и права своих граждан.
Структура механизма государства включает в себя:
- государственные органы, которые находятся в тесной взаимосвязи и соподчиненности при осуществлении своих непосредственных властных полномочий;
- государственные организации - подразделения механизма государства (его “материальные придатки”), которые призваны осуществлять охранительную деятельность данного государства (вооруженные силы, службы безопасности, полиция и т.п.);
- государственные учреждения - подразделения механизма государства, которые властными полномочиями (за исключением их администраций) не обладают, а осуществляют непосредственную практическую деятельность по выполнению функций государства в социальной, культурной, воспитательно-образовательной, научных сферах (библиотека, поликлиника, больница, почта, телеграф, научно-исследовательский институт, вуз, школа, театр и т.д.);
- государственные предприятия - это такие подразделения механизма государства, которые тоже властными полномочиями (за исключением их администраций) не обладают, а осуществляют хозяйственно-экономическую деятельность, производят продукцию либо обеспечивают производство, выполняют различные работы и оказывают многочисленные услуги для удовлетворения потребностей общества, извлечения прибыли (речь может идти о казенных заводах, фабриках и пр.);
- государственных служащих (чиновников), специально занимающихся управлением;
- организационные и финансовые средства, а также принудительную силу, необходимые для обеспечения деятельности государственного аппарата.
Государственный орган - это часть государственного механизма, наделенного государственно-властными полномочиями и предназначенного для осуществления определенных государственных функций.
Признаками государственного органа являются:
а) создается и действует от имени государства;
б) действует на основе законов и других нормативно-правовых актов;
в) выполняет свойственные только ему задачи и функции (государственный орган создается под определенную функцию);
г) обладает собственной компетенцией, т.е. объемом полномочий, обязанностей, принадлежащих ему, имеет предмет своей деятельности;
д) характеризуется организационной обособленностью;
е) наделен властно-принудительными полномочиями, т.е. его решения принимаются от имени государства, носят обязательный для всех характер и при необходимости подкрепляются силой государства;
ж) вправе принимать нормативно-правовые акты;
з) имеет определенную внутреннюю структуру;
и) располагает материальной базой и финансовыми средствами, которые требуются для осуществления его компетенции;
к) состоит из государственных служащих, которые находятся в особых правоотношениях между собой и органом государства.
Органы государства делятся на:
- высшие (парламент, глава государства, правительство);
- органы, выполняющие решения высших органов государства (правоохранительные органы: МВД, прокуратура и др., а также силовые структуры: армия и разведка);
- на органы законодательной, исполнительной и судебной властей.
Кроме того, органы государства можно разделить на органы общей (например, правительство) и специальной компетенции (министерство финансов).
В федерациях государственные органы делятся на федеральные и субъектов федерации.
Подводя итоги сказанному, следует отметить, что в сфере исполнительной власти органам государства свойственна особая мобильность деятельности и динамичность формирования.


Fri, 05 Apr 2013 07:55:44 +0000
Глава 3. Основные теории происхождения государства

Глава 3. Основные теории происхождения государства

§3.1. Доктринальная трактовка процесса возникновения государства в различных политико-правовых учениях
§3.2. Виталогический взгляд на процесс становления государства
§3.3. Теоретические проблемы происхождения древнерусского государства

§3.1. Доктринальная трактовка процесса возникновения государства в различных политико-правовых учениях

Загадка возникновения государства относится к числу извечных проблем теории государства и права, так как ее разрешение наталкивается на множество идеологических и конкретно-практических трудностей.
Во-первых, момент зарождения государственности отделен от наших дней толщей веков, а у отдельных народов даже тысячелетий (как у древних египтян, шумер, аккадцев, индийцев и т.д.).
Во-вторых, любая теоретическая конструкция происхождения государства подвержена субъективно-историческим искажениям, возникающим под воздействием господствующих в конкретном обществе идей и мировоззренческих установок.
В-третьих, ни одна официальная доктрина, раскрывающая природу становления государственности у отдельно взятого народа, не может быть лишена политикоправового заказа правящего в стране социального слоя.
Поэтому совершенно очевидно, что учение о генезисе государства не только всегда будет пересматриваться мыслителями различных исторических эпох и держав, но и никогда не приобретет неоспоримого аксиоматического значения, как, например, таблица умножения в математике.
Исходя из вышесказанного, знания о возникновении государства целесообразно исследовать сквозь призму доктринальной эволюции идеалистических представлений о первопричинах государственной власти на Земле.
Так, теологическая теория (одна из древнейших, известных человечеству) базируется на том, что государство есть творение рук божьих.
По мнению А. Августина (354-430 гг. н.э.), представителя ранней патристики, Бог создал государство в качестве орудия для наказания грешников, поэтому нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены.
Основатель томизма, признанного в 1879 году единственно верным учением Римской Католической Церкви, - Фома Аквинский (1226-1274 гг. н.э.), считал, что государство, ведомое властителем, предназначено Богом для спасения душ человеческих, ищущих дорогу в Царство Небесное.
Православный богослов Иоанн Златоуст отмечает, что существование властей - все это дело Божьей премудрости и поэтому надо “возносить великую благодать Богу и за то, что есть цари, и за то, что есть судии”.
В Суре 2 Корана под названием “Корова” тоже упоминается о создании публичной власти. Так, в стихе 28 говорится: “И вот сказал Господь твой ангелам: “Я установлю на земле наместника”.
Все вышеперечисленные теологические концепции возникновения государства основаны на вере и опровергнуть их с точки зрения науки еще никому не удалось, ибо пока никто не доказал наличие Бога (Богов) или Его (Их) небытие. Вместе с тем, по логике данной теории, Бог должен был создать мир совершенным и справедливым. Но вопросов здесь больше, чем ответов. Ведь если Бог создал мир, то кто создал Бога? И, если Бог создал мир совершенным, то почему в христианстве существует эсхатологическая проблема?
С точки зрения представителей патриархальной теории (Платона (428-348 гг. до н.э.), Аристотеля (384-322 гг. н.э.) и Фильмера - английского ученого XVII в. (соч. “Патриарх”)), процесс создания государства пошел по отцовскому типу, т.е. по пути разрастания кровнородственной семьи, в которой отец становился царем (патриархом) всего народа.
Сторонники договорной теории (Т. Гоббс (1583-1645 гг.), Дж. Локк (1632-1704 гг.), Ж.-Ж. Руссо (1712-1778 гг.)) и др. считают, что государство является продуктом общественного договора.
Так, по Т. Гоббсу, люди отказались от суверенной свободы каждого в пользу политической власти с одной единственной целью, чтобы не уничтожить друг друга, ибо по природе человек существо эгоистичное, беспощадное, стремящееся к наживе и самоудовлетворению. Поэтому в естественном состоянии нет цивилизации, а царит “состояние войны всех против всех”.
В несколько ином ключе об общественном договоре писал Дж. Локк, для которого сущность человека состояла в разумности и желании общаться. Таким образом, осознавая всеобщую выгоду совместного подчинения единому началу, люди заключили союз между собой и образовали правительства, призванные вести народы к благоденствию и процветанию.
Д. Дидро, соглашаясь с Дж. Локком, отмечал: “Люди быстро догадались, что если они будут продолжать пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого отдельного человека станет более несчастным, чем если бы он жил отдельно; они осознали, что каждому человеку нужно поступиться частью своей естественной независимости и покориться воле, которая представляла бы собой волю всего общества и была бы, так сказать, общим центром и пунктом единения всех воль и всех сил”.
Автор ирригационной теории К. Виттфогель утверждает, что на создание государств в Древнем Египте (дельта Нила) и Передней Азии (междуречье Тигра и Ефрата) повлияла необходимость перманентного строительства оросительных систем, требовавших иерархически систематизированного, централизованного управления, охраны и взимания налогов.
Апологеты теории завоевания и насилия (К. Каутский (1854-1938 гг.) и Л. Гумп- лович (1838-1909)) полагали, что государство возникает в результате завоевания одного племени (народа) другим. В частности, они указывают, что в своем развитии государство проходит следующие фазы:
1) покорение одного народа другим;
2) возникновение каст (классов);
3) постепенное смягчение их неравенства;
4) замена военного господства господством права;
5) происхождение государства, где все люди имеют права и обязанности;
6) соединение людей в однородный народ;
7) рождение и развитие чувства патриотизма и образование нации.
“Племя победителей, - пишет К. Каутский, - подчиняет себе племя побежденных, присваивает себе и всю их землю и затем принуждает побежденное племя систематически работать на победителей, платить им дань или подати. При всяком случае такого завоевания возникает деление на классы, но не вследствие деления общины на разные подразделения, но вследствие соединения в одно двух общин, из которых одна делается господствующим, другая угнетенным и эксплуатируемым классом, принудительный же аппарат, который создают победители для управления побежденными, превращается в государство”.
Расовая теория Ж.П. Гобино (1816-1882 гг.) основывается на постулате о том, что человеческие расы отнюдь не равны и различаются в физическом, психологическом, умственном и других отношениях на высшие и низшие. Высшие расы призваны господствовать над низшими, поэтому государство является орудием покорения и управления более культурных народов менее цивилизованными.
Посвятив свою жизнь исследованию развития первобытного общества, К. Леви- Стросс обосновал идею о том, что особенности воспроизводства человека, а именно введение запрета инцеста, т.е. кровосмешения, явилось исходным социальным фактором в выделении человека из мира природы, приведшего в дальнейшем к возникновению государства, в качестве механизма надзирающего за половым отбором людей. Эта концепция в науке получила название инцестной (половой) теории.
Довольно экзотическую доктрину возникновения государства в Древней Греции обосновал Ортега-и-Гассет (1883-1955 гг.), назвавший ее спортивной теорией. По его мнению, рождение государства в архаической Элладе напрямую было связано с организацией Олимпийских игр и физических упражнений, для проведения которых требовался постоянно действующий специализированный аппарат управления.
Основатель патримониальной теории Галлер (1768-1854 гг.) считает, что государство произошло из поземельной собственности на землю первого титульного владельца, установившего свою власть над сушей и водой в рамках определенной территории.
Идеологи классовой (материалистической) теории возникновения государства К. Маркс (1818-1883 гг.) и Ф. Энгельс (1820-1895 гг.) объясняют становление государственности прежде всего социально-экономическими причинами:
а) разделением труда (на земледелие, скотоводство, ремесло и торговлю),
б) постепенным становлением частной собственности,
в) развитием средств производства,
г) появлением излишков продуктов питания, необходимых для выживания,
д) расслоением общества на антагонистические классы: богатых и бедных.
С точки зрения материалистического подхода, государство появляется в качестве аппарата насилия для поддержания экономического и политического господства одного класса над другими.
Самым типичным способом возникновения государства, по мнению Ф. Энгельса, является пример древних Афин, пришедших к рабовладельческой демократии под воздействием внутренних социально-экономических конфликтов.
Так, к началу VI века до н.э в Афинах сложилась революционная ситуация. Большинство сограждан оказалось в долговой кабале, неизбежно ведущей в рабство. Земля и значительная часть богатства сосредоточилась в руках незначительной группы олигархов, которые понимали, что недовольный народ может уничтожить не только их политическое господство, но и уничтожить физически.
Для разрешения острых социальных противоречий в 594 г. до н.э. архонтом с чрезвычайными полномочиями был избран Солон. Этот политический деятель осуществил целый ряд реформ, позволивших не только достигнуть классового компромисса, но и создать фактически афинскую государственность.
Во-первых, он объявил “сисахфию” (от греч. стряхивание бремени) - полную отмену всех существовавших долговых обязательств.
Во-вторых, Солон легализовал свободу завещаний, в том числе и на землю.
В-третьих, легендарный реформатор запретил ростовщичество и продажу афинян в рабство за долги. Кроме того, при нем государство взяло на себя обязанность выкупить ранее проданных в рабство сограждан.
В-четвертых, население Афин было разделено на четыре разряда:
- пентакосиомедимов (пятисотмерников), владеющих имуществом стоимостью 500 и более медимов зерна (1 медим равнялся 52 литрам зерна, за которые давали одну драхму);
- всадников (имущество стоимостью от 300 до 500 медимов зерна);
- зевгитов (имущество от 200 до 300 медимов зерна);
- фетов (имущество стоимостью менее 200 медимов зерна).
Наряду с этим Солон установил, что членами ареопага и архонтами могли быть не эвпатриды, а пентаксиомедины.
В Афинах был учрежден Совет 400, который избирался из числа граждан первых трех разрядов в рамках старых четырех племен, по 100 человек от каждого.
В функции Совета входило предварительное рассмотрение вопросов, выносимых на Народное собрание, управление финансовыми делами, контроль за деятельностью высших должностных лиц и представительство полиса в сношениях с другими державами.
В качестве уступок демосу Солон образовал Гелиэю - судебный орган, избирающийся из граждан всех четырех разрядов.
Фактически Солон окончательно сломил родовую организацию греческих племен в Аттике и создал особую публичную власть классового общества, институированнную в полисное государство.
В Древнем Риме родовое общество трансформировалось в государство в силу борьбы патрициев (коренных жителей Лациума) и плебеев (пришлых эмигрантов).
Так, растущее богатство и мощь верхушки родовой знати, конфликт между патрициями и плебеями обусловили проведение предпоследним римским царем важных реформ. Сервий Туллий в середине VI века до н.э. разделил все население Рима (как патрициев, так и плебеев) на пять разрядов.
В I-й разряд вошли граждане, владеющие имуществом на сумму 100 и более тыс. ассов или земельным участком свыше 20 югеров.
Во II-ой разряд зачислялись римляне, владеющие имуществом на сумму 75 тыс. и более ассов или 15-20 югерами земли.
В III-й разряд входили лица, владеющие имуществом на сумму от 50 до 75 тыс. ассов или 10-15 югерами земли.
В IV-й разряд записывалиль граждане, владеющие имуществом на сумму от 25 до 50 тыс. ассов или 5-10 югерами земли.
В V-й разряд включались римляне, владеющие имуществом от 11 до 25 тыс. ас- сов или менее 5 югеров земли.Каждый имущественный разряд обязан был выставлять определенное количество военных подразделений - центурий (от лат. centum - сотня); следовательно, центурия была в первую очередь военной, но одновременно политической и податной единицей.
Первый разряд выставлял 80 центурий, второй, третий и четвертый - по 20; пятый - 30; таким образом, всего насчитывалось 170 классных центурий. С учетом внеклассных центурий (18 центурий выставляли т.н. всадники, к числу которых относились самые богатые патриции; кроме того, было 2 центурии ремесленников, 2 центурии музыкантов и 1 центурия т.н. пролетариев, т.е. лиц, принадлежавших к неимущественному и неподатному сословию) их общее количество составляло 193.
Во вновь возникших народных собраниях по центуриям (comitia centuriata) каждая центурия имела один голос.
Благодаря этому обстоятельству большинство было заранее обеспечено за наиболее состоятельными гражданами: всадники и граждане первого разряда составляли в сумме 98 центурий, т.е. уже больше половины от 193. При их единодушии мнение граждан остальных разрядов уже не имело практического значения и поэтому их голоса даже не всегда подсчитывались.
Каждые 5 лет производилась новая оценка (census) имущества граждан и осуществлялось их перераспределение по разрядам и центуриям. Вся эта работа завершалась торжественным религиозным обрядом, сопровождаемым очистительными жертвоприношениями.
Кроме того, все население (без учета патрицианского или плебейского происхождения) было разделено на территориальные округа - трибы.
Всего было учреждено 4 городских и 17 сельских триб. Во главе трибы стоял выборный староста (tribunus aerarius); его главная обязанность заключалась в сборе податей и налогов. В народных собраниях, которые стали созываться по трибам (трибутные комиции), каждая триба также имела один голос.
Данные реформы создали государство богатых, для богатых и во имя богатых римлян, независимо от благородства происхождения.
У германских же народов возникновение государства было связано с завоеванием бывших провинций Римской Империи, где победителям пришлось отказаться от свободного состояния своих племён в пользу особого аппарата по управлению побежденными.

 


 

§3.2. Виталогический взгляд на процесс становления государства

Современные явления социальной жизни во многом обусловлены “генетическими” стереотипами первобытной истории человечества, занимающей огромный период времени с момента появления людей на Земле (около 3-5 млн лет назад) до образования ими первых государств (примерно в IV тыс. до н.э.). Архаические механизмы коллективных и индивидуальных реакций правителей и подданных, как правило, черпают свои истоки в инстинктивных началах дикой природы. Вследствие этого биологические законы, регулирующие иерархическое поведение стадных животных, зачастую прослеживаются в политически организованных союзах людей (государствах, партиях и т.д.). Например, популяции оленей, волков, зубров, обезьян имеют строгую вертикаль управления, базирующуюся на доминировании сильнейших особей. Аналогичным образом организовывалась социальная жизнь первобытных сообществ охотников и рыболовов. Но в отличие от животных человеческие деяния постепенно стали ограничиваться морально-религиозными предписаниями. Так, запрет инцеста смоделировал новую систему брачно-семейных и межплеменных отношений, заставив мужчин искать себе женщин на стороне, а не в своем роде.
Однако на заре исторического развития первобытного общества господствовали биологические константы человеческой эволюции. Полагаем, что рассмотрение некоторых из них поможет объяснить происхождение монархического государства.
Миллионы лет борьбы за выживание толкнули целые популяции зверей, птиц, рыб, насекомых и т.д. перейти к иерархическому построению внутривидовых связей. Инстинкт самосохранения уничтожил равенство среди коллективных животных, установив жесткую пирамиду единоличного управления прайдами, стаями и стадами. Результатом таких метаморфоз стало воздействие естественной агрессии диких животных, которая служит им способом замены физических стычек психологическими. В последних далеко не всегда побеждает более сильный телом или интеллектом. А тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать сам, оставаясь устойчивым к чужому давлению. Убийство представителей своего вида в животном мире является исключением, происходящим из- за перенаселенности - ведь одним из законов биологической эволюции является принцип: “Не убивай тех, кто несет ту же генетическую информацию, что и ты”. Однако этот принцип нарушен в человеческом обществе, так как в силу социокультурной эволюции представители различных групп (профессиональных, родовых, национальных, религиозных и т.д.) являются носителями неодинаковой информации. “Вот почему человек, - утверждают Ю.Г. Волков и В.С. Поликарпов, - единственное среди животных существо - приобрел способность проводить войны в рамках своего вида”. Поэтому “человечество никогда не реализует благородную идею уничтожить национальную обособленность, установить братство между различными народами, потому что это несовместимо с элементарными законами генетики популяции”, - отмечает профессор Е.П. Гуськов.
Кроме того, внутривидовая конкуренция homo sapiens чрезвычайно обострена тем фактом, что около 40 тыс. лет назад кромальонцы (неоантропы), т.е. современные люди, остались на Земле единственными гоминидами, вытеснившими с планеты родственный вид - неандертальцев.
Таким образом, борьба за выживание, половое соперничество, стремление к самоутверждению индивидов рождают доминантную, т.е. самую агрессивную личность, подавляющую других. Она усиливает свое положение в обществе, провоцируя конфликты с соседями, терроризирует их и угнетает. Постепенно создается социальная иерархия, жесткая, но эффективная, позволяющая нескольким особям одного вида совместно охотиться и обороняться. “Если доминантная личность отличается не только волей, но и умом, - пишет Т.В. Кашанина, - то возглавляемый ею коллектив способен быстро про- грессировать”, расширяя ареал своего обитания.
Практически всегда твердыми, решительными, агрессивными и инициативными лидерами человеческих сообществ были мужчины. Женщины предпочитали не конкурировать в борьбе за иерархический ранг по той простой причине, что они выполняли важнейшую биологическую обязанность по воспроизводству людей. Лишь современная европейская цивилизация позволила всему “прекрасному полу” прикоснуться к скипетру государственной власти, хотя “на высшем политическом Олимпе даже сегодня мы очень редко встречаем женщин, - отмечает Т.В. Кашанина, - причем это имеет место в промышленно развитых странах (Маргарет Тетчер - в Великобритании, Хиллари Клинтон - в США и др.)”.
Данные факты ставят под сомнение классическую теорию матриархата, описанную Ф. Энгельсом в работе “Происхождение семьи частной собственности и государства”.
Кроме того, многие социальные животные не допускают доминирование самок в своих сообществах (например, зубры, олени, бизоны и т.д.). В.Р. Дольник считает матриархат ловкой выдумкой кабинетных ученых XIX в. и утверждает, что женское управление наблюдалось лишь у некоторых деградировавших племен, оказавшихся в крайне неблагоприятных условиях и зашедших в тупик исторического развития. В пользу этой позиции говорят простейшие математические расчеты. Так, один мужчина, выживший на войне, при наличии в племени десяти свободных (незамужних) женщин, теоретически через девять месяцев может удвоить количество людей в поселении; в противном же случае, если одна женщина приходится на любое количество мужчин, то, скорее всего, максимальное число новорожденных составит всего два человека.
Следовательно, закономерно, что мифические амазонки и сарматы пали жертвами патриархальных греков и скифов.
В конечном итоге матриархат не создал государственность, не устранил беспорядочные половые связи, не запретил инцест, не обеспечил воспроизводство человеческого рода и не воспитал чувство частной собственности. Его вытеснила более перспективная система социального общежития - патриархат; и лишь в далеких недоступных джунглях Африки и горах Тибета сохранились дикие поселения, управляемые материнской властью.
Основу мужской иерархии древних племен в первую очередь составляли возрастные и индивидуальные характеристики людей. Однако доминантной личности (вождю, сахему, главарю и т.д.), помимо природных волевых качеств, важно было обладать символическими атрибутами превосходства и управления (специальная повязка на теле, высокий головной убор, наличие в руках особого предмета, занятие более высокой точки в пространстве и т.д.).
Вокруг племенных лидеров постепенно сложилась простейшая система органов первобытной власти, состоящая из единоличных (вождь, жрец, старейшина) и коллективных (совет старейшин, собрание соплеменников, совет вождей) институтов публичного управления.
Старейшина - это глава семьи или рода. Им становился волевой, зрелый, опытный, мудрый, авторитетный, умеющий предвидеть события и организовывать важные предприятия человек. Старейшину выбирали или признавали фактически, т.е. все сородичи считали, что он выделяется среди них особыми качествами. Его боялись, уважали, слушались и даже почитали. Старейшина руководил повседневной жизнью рода, рассматривал споры между сородичами и представлял их интересы в общественном произ- водстве. Такая организация социальной жизни длительное время позволяла успешно развиваться народам мира. Так, взаимовыручка исландских родовых общин обеспечила выживание викингов в суровых условиях северных широт. По свидетельству Ф. Энгельса, родовой строй Шотландии и Ирландии процветал еще в XVIII в. и был уничтожен “только оружием, законодательством и судами англичан”. Устойчивые родоплеменные отношения по-прежнему играют ведущую роль у народов Северного Кавказа, Африки, Сибири, Океании и т.п.
Одним из важнейших органов управления первобытным сообществом являлся институт военного предводителя (вождя), способного защитить племя от нападения врагов. Обычно эту должность занимал самый сильный, храбрый, смелый и решительный человек, авторитет и влияние которого особенно возрастали во время военных действий либо угрозы вооруженного вторжения со стороны соседей.
Религиозно-идеологическая власть родовых общин принадлежала жрецам, шаманам, колдунам, ведунам, волхвам, гадателям, знахарям и т.д. Эти люди формировали мировоззрение соплеменников, внушали им надежду на будущий день, лечили больных, отпевали мертвых, осуществляли связь с предками и богами, умиротворяли небесных духов и боролись с потусторонним злом. Благодаря астрономическим наблюдениям жрецы научились предсказывать погоду, затмения солнца, наводнения и другие природные явления. Знания и опыт позволили им монополизировать право на общение с потусторонними силами. Поэтому они были бесспорными властителями человеческих душ. Религиозные лидеры первобытных общин также считались блюстителями родовых обычаев и традиций. Например, кельтские жрецы друиды еще во времена Г.Ю. Цезаря (I в. до н.э.), принимали деятельное участие в делах богослужения, наблюдали за правильностью общественных жертвоприношений, истолковывали все вопросы, относящиеся к религии, обучали наукам молодежь и вообще пользовались у галлов большим почтением. По свидетельству римлян, они осуществляли правосудие по всем спорным делам и преступлениям, могли приговорить виновного к смертной казни или отлучить от жертвоприноше- ний. Последний вид наказания считался самым страшным, т.к. отлученный от культа признавался безбожником, человеком вне закона, все его сторонились, избегали встреч и разговоров с ним, чтобы не нажить беды. Иногда жрецы проклинали целые народы и их решения неукоснительно соблюдались кельтскими племенами. Во главе друидов стоял единоличный духовный лидер, пользовавшийся среди них величайшим авторитетом. Жрецы не принимали участия в войне и не платили податей. Г.Ю. Цезарь писал, что больше всего друиды старались укрепить убеждение галлов в бессмертии души, которая “по их учению, происходит по смерти одного тела в другое”. Эта вера должна была устранять страх и возбуждать храбрость воинов.
Там, где функции вождя и шамана совмещались в одном лице, племенная власть приближалась к монархическому правлению.
На более поздней стадии развития первобытного общества, когда человеческая популяция разрослась, а роды объединились во фратрии и кланы, появился круг вопросов, общих для всех соседствующих групп людей. Для решения межплеменных и межродовых проблем стали собираться советы старейшин, вождей и всех способных держать в руках оружие.
Известный исследователь социальной жизни северо-американских индейцев Л.Г. Морган, характеризуя такую систему общественного строя, отмечал, что “это была особая организация, не имеющая параллели в современном обществе, и она не может быть описана в терминах, принятых для монархических учреждений. Военная демократия с сенатом, народным собранием и назначенным полководцем - таково приблизительное, хотя и не совсем точное, определение этой столь своеобразной формы правления, принадлежащей исключительно древнему обществу и покоившейся на чисто демократических учреждениях”, - утверждал он.
Восхищаясь выводами Л.Г. Моргана, Ф. Энгельс писал: “И какая чудесная организация этот родовой строй при всей ее наивной простоте! Без солдат, жандармов и полицейских, без дворянства, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без процессов - все идет своим установленным порядком. Всякие споры и недоразумения разрешаются коллективом тех, кого они касаются, - родом или племенем, или отдельными родами между собой; и лишь как крайнее, редко применяемое средство грозит кровная месть, цивилизованную форму которой только со всеми положительными и отрицательными сторонами цивилизации представляет наша смертная казнь. . Рабов еще нет. .А каких мужчин и женщин порождает такое общество, показывает восхищение всех белых, соприкасавшихся с неиспорченными индейцами, чувством собственного достоинства, прямодушием, силой характера и храбростью этих варваров”.
Вместе с тем первобытное сообщество вовсе не представляло собой управленческой идиллии, основанной на демократических началах народоправства. Ведь на собраниях вождей, старейшин, воинов племени или рода доминировали самые сильные личности, способные навязывать свою волю остальным. Сахемы не спрашивали мнения простых людей. Они были довольны, когда слышали одобрительные крики соплеменников, но если беспорядок становился велик, самый сильный и строгий старейшина или вождь начинал орудовать палкой налево и направо. Особенно доставалось тем смельчакам, кто, разойдясь, чересчур уж оскорблял военных лидеров. Насколько простой народ был принижен и оттеснен в коллективных органах управления первобытным обществом, видно из произведения легендарного древнегреческого писателя Гомера “Илиада”, во второй песни которой Одиссей - правитель Итаки, окриками и ударами скипетра обуздывает ораторов из толпы. В частности и Терсита, вздумавшего в общем собрании воинов дерзить базилевсам.
“Можно ли назвать это народовластием? Пожалуй, это пародия или, в лучшем случае, самая примитивная его форма”, - пишет Т.В. Кашанина.
Таким образом, следует сделать вывод, что первобытное общество, управляемое как индивидуальными (вождь, старейшина, жрец), так и коллективными (совет старейшин и вождей, собрание соплеменников) органами власти в силу естественных законов, определяющих условия борьбы за доминирование в простейших группах людей, стремилось подчиниться конкретному человеку.
Прогрессивная организация патриархального родового строя привела к “демографическому взрыву”. Растущая плотность населения вынудила людей к более тесному сплочению как внутри локальных групп, так и по отношению к внешнему миру. Благодаря расширяющимся брачно-семейным связям, близлежащие племена стали сближаться и образовывать союзы. Появилась потребность в субординации их деятельности. Вследствие этого произошла консолидация автономных первобытных сообществ вокруг выделившихся племенных центров, главенствующих в рамках определенной территории.
По мнению Ф. Энгельса, в данный период вождь (rex, basileus и т.д.) был признан необходимым и постоянным должностным лицом, а ведение войны стало главной функцией общественной жизни. Существуя параллельно с советом старейшин и народным собранием, он принимал решения в условиях военной демократии, пропагандировавшей грабительские набеги на богатых соседей. Поэтому созидательный труд перестал быть привлекательным, появилось рабство, а разбой превратился в почетный промысел.
Отечественная наука длительное время (практически весь XX в.) рассматривала данный этап исторического развития первобытного общества в качестве переходного к государству, считая его высшей стадией эволюции родового строя.
Вместе с тем такой подход не давал ответа на два ключевых вопроса:
1. Как в условиях военного управления вождя может существовать демократия, ведь армия всегда строится на основе жесткой субординации, беспрекословном исполнении приказов, дисциплине и единоначалии?
2. Почему многие воинственные племена, скопившие несметные богатства на протяжении столетий, так и не создали государства (например, скифы, гунны и т.д.)?
Зарубежные авторы (Р.Л. Карнейро, М.Д. Сахлинс и др.) решали эти проблемы в рамках теории вождества, базирующейся на исследовании специфических особенностей военного руководства доисторическими сообществами людей.
В СССР одним из первых ученых, попытавшихся проанализировать институты военной демократии с позиции, отличавшейся от взглядов Ф. Энгельса, был А.М. Хазанов.
Он предложил использовать термин вождество для характеристики первобытных поселений, в которых большинство соплеменников отстранялось от публичного управления, но еще отсутствовали классические признаки государства (территориальное разделение народа, налоги и займы, профессиональная армия, право и т.д.).
Поддерживая данную идею, Л.С. Васильев сформулировал теорию протогосудар- ственных образований, возглавляемых сакрализованными правителями с наследственной властью, основанными на нормах генеалогического родства, знакомых с социальным и имущественным неравенством, разделением труда и обменной деятельностью.
Опираясь на выводы своих предшественников, Т.В. Кашанина попыталась разграничить периоды военной демократии и вождества в истории первобытного общества. По ее мнению, основные отличия этих форм власти сводятся к следующим особенностям.
1. Военная демократия не обожествляет племенного правителя, вождество же, наоборот, стремится к сакрализации его функций.
2. В противовес военной демократии вождество отстраняет широкие слои населения от реального управления.
3. Для вождества характерна четкая иерархия поселений и стратификация общества.
4. Только в условиях вождества рождается первая аристократия, состоящая из жрецов, воинов и управленцев.
Наряду с этим, нельзя забывать, что глава военной демократии или вождества по- прежнему обладает лишь “консенсуальной властью”, реализуемой посредством авторитета, а не легитимного насилия.
Вместе с тем возрастающая концентрация власти в одних руках приводит к выработке единой идеологии с общими культами и ритуалами для всех союзных племен.
Таким образом, вождество превращается в социально-политическую организацию, объединяющую группу поселений, иерархически подчиненных одному из них, в котором проживает верховный правитель.
Внутри некогда самостоятельных племенных образований происходят необратимые процессы концентрации и персонификации публичной власти по вертикали. Так, во главе восточных славян стоял великий князь (Хакан-Рус), ему подчинялись лидеры региональных союзов племен - Светлые князья, господствующие в свою очередь над князьями отдельных родовых общин. Такая система вассальной зависимости являлась прообразом будущего государственного механизма, отвергающего принципы социального равенства для подавляющего большинства населения.
В силу своей значимости, вождь выделился из общества, возглавил его и перестал непосредственно участвовать в воспроизводстве материальных благ. Одновременно, военные лидеры племен присвоили себе различные привилегии, связанные с возможностью изымать часть продуктов, произведенных общинниками, для удовлетворения собственных потребностей.
Но единоличная власть не могла существовать без выполнения ею особых социальных функций, направленных на поддержание мира, порядка и безопасности. По мнению Т.В. Кашаниной, главными среди них были: 1) организаторская; 2) перераспределительная; 3) функция контроля за ресурсами, обменом и торговлей; 4) военная.
Организаторская функция вождя возникла вследствие усложнения иерархической системы межплеменного управления. Сегментарная специализация некогда автономных сообществ людей нуждалась в едином центре, координирующем общие усилия для достижения конкретной цели, как правило, связанной с решением проблемы выживания и воспроизводства человеческого рода.
Поэтому, используя властные рычаги, главы первобытных общин монополизировали прерогативы по перераспределению материальных благ между рядовыми членами поселений. Нередко вожди поощряли одних и сдерживали других, особенно в условиях голода, стихийного бедствия или войны.
Перераспределительная функция позволила удачливым руководителям установить контроль за продуктообменом, торговлей и пользованием общинными природными ресурсами: землей, водой, лесом и т.д.
Так, вождь получил в свои руки стабильную экономическую базу, позволяющую ему заниматься хозяйственной деятельностью, содержать при себе преданные отряды вооруженных соплеменников, организовывать завоевательные походы или вести оборонительные войны.
Победоносные грабительские набеги на соседние поселения “усиливают власть верховного военачальника, равно как и подчиненных начальников, - пишет Ф. Энгельс, - соответствующее обычаю избрание их преемников из одних и тех же семейств мало- помалу переходит в наследственную власть, которую сперва терпят, затем требуют и, наконец, узурпируют; закладываются основы наследственной королевской власти .”.
Вместе с тем становление монархической государственности на фундаменте вож- дества имело специфические особенности у различных племен и народов. В самом общем виде можно выделить пять вариантов происхождения единоличной политической власти: 1) восточный; 2) романский, 3) германский, 4) славянский и 5) степной.
Суть восточного пути, конституирующего власть племенного вождя в царские прерогативы, состояла в необходимости ведения постоянного строительства и ремонта ирригационных систем в жарких странах Междуречья, а также в дельте Нила. Кроме того, оросительные каналы и дамбы должны были охраняться от разрушения.
Природа вышеобозначенных задач (военной и строительной) не терпит коллективного управления, поэтому власть вавилонских, шумерских, египетских и т.д. правителей базировалась на организации ирригационной деятельности и войне. Вокруг фараонов, энси, лугалей и т.д. сложился специальный механизм публичного господства, непосредственно не участвующий в материальном производстве. Таким образом, власть общинного вождя переродилась в компетенцию “всемогущего” государя.
Возвышение единоличного правления в Древнем Риме проходило под влиянием борьбы патрициев и плебеев за обладание политическими правами. Это противостояние завершилось объединением квиритских родов и пришельцев в единый народ под эгидой монархического государства во главе с пожизненно избираемым рексом. Цари “вечного города” разделили население по имущественному признаку, сняв острые социальные противоречия.
Германские народы, ставшие господами римских провинций (V-VI вв. н.э.), столкнулись с довольно развитым государственным механизмом. Их родовые учреждения не могли впитать массы покоренного населения. Поэтому институты первобытного вождества были приспособлены к выполнению новых политических функций, направленных на поддержание господства в рамках завоеванных территорий. Ближайшим представителем народа- победителя являлся его военачальник, а защита покоренных областей требовала усиления его положения в обществе. Так, по словам Ф. Энгельса, “наступил момент для превращения власти военачальника в королевскую власть и это превращение совершилось”.
Особой самобытностью характеризуется становление монархической государственности у восточных славян. В VI-X вв. н.э. племена полян, древлян, бужан, кривичей, радимичей и т.д. жили родами и общинами, занимались сельским хозяйством, охотой и рыболовством в рамках определенных территорий. Находясь между Европой и Азией, они постоянно подвергались военным набегам и грабежам со стороны степных кочевников (хазар, половцев, печенегов и т.д.) и северных пиратов (викингов), поэтому требования обеспечения безопасности вынудили их выбирать или нанимать князей с дружинами для самообороны и поддержания внутреннего порядка. На содержание профессиональных воинов и вождей пришлось платить налоги и сборы.
Таким образом, из территориальной сельской общины, имеющей специальные вооруженные отряды и управленческие органы, действующие на постоянной основе, возникла Древнерусская держава, базирующаяся на двух политических началах коллективного общежития: 1) единоличном или монархическом в лице князя, и 2) земском - представленным вечевым собранием народа.
Степной способ образования монархической власти характерен для формирования обширных кочевых империй пастушеских племен Евразийского континента (гуннов, монгол, хазар и т.д.). Вожди номадов, чтобы поддержать политическое единство своих народов, были вынуждены организовывать поступление прибавочного продукта извне с помощью военной силы. Как правило, это достигалось постоянными грабительскими набегами на соседей, целью которых являлось вымогательство подарков, обложение земледельцев данью с заключением с ними неэквивалентных торговых договоров.
Обобщая сказанное, следует сделать вывод, что царская власть возникла одновременно с государством, ее предшественницей являлось первобытное вождество, характеризующееся возросшей ролью военного лидера, выполняющего роли организатора завоевательных или оборонительных кампаний, арбитра (судьи) разрешающего социальные противоречия, и хозяйственного управленца, возглавляющего работы по сооружению ирригационных систем, прерогативы которого передавались по наследству и поддерживались сакральными представлениями древнейших верований.
Исключение составляют лишь древние Афины, создавшие свою государственность в рамках республиканского принципа, умаляющего власть базилевсов. Произошло это из-за острого внутриклассового противостояния, приведшего общество на грань гражданской войны. Устранить возникшие социальные противоречия удалось лишь в процессе развития демократических институтов власти.

 


 

§3.3. Теоретические проблемы происхождения древнерусского государства

Для понимания закономерностей существования любого государства необходимо знать причины и условия, являющиеся катализатором его происхождения, так как именно на ранних этапах развития государственности, а зачастую в момент возникновения различных держав, определяется вектор политической эволюции публичного управления народом, закладываются основы правосознания граждан и принципы общественного бытия наций: коллективизм или индивидуализм; фанатизм или терпимость; патриотизм или космополитизм; религиозность или атеизм. В отечественной исторической и юридической науке, со времен М.В. Ломоносова нет единства мнений о происхождении древнерусского государства. Так, представители “норманской теории” (Н.М. Карамзин, К.Д. Кавелин, В.О. Ключевский, С.М. Соловьев и др.) утверждают, что государственное начало восточным славянам принесли варяги, а “антинорманисты” (М.В. Ломоносов, О.А. Платонов, А.Н. Филиппов, О.И. Чистяков, С.В. Юшков и др.) отстаивают наличие самобытных предпосылок перехода от родового строя руссов к политической организации общества. Чтобы разрешить этот многовековой спор, необходимо установить наличие либо отсутствие признаков государственности у наших предков до призвания варягов в 862 г. н.э.
Во-первых, уже к VI в. н.э. относятся известия о трех протогосударственных образованиях у восточных славян - это Славия (в районе озера Ильмень, с центром в Новгороде), Куявия (вокруг Киева) и Артания (местонахождение точно не установлено, но исследователи отождествляют ее с Тмутараканью).
Во-вторых, славяне являются одним из древнейших народов мира. По мнению М.В. Ломоносова, “амазоны, или алазоны, славенский народ, по-гречески значат самохвалов”, так как “сие имя есть перевод славян, то есть славящихся, со славянского на греческий”. Более того, “неправомерно рассуждает, кто варяжское имя приписывает одному народу, - писал он. - Многие сильные доказательства уверяют, что они от разных племен и языков состояли и только одним соединялись обыкновенным тогда по морям разбоем”. Скорее всего, варяги-россы были родственниками пруссов, поклоняющихся Перкуну (аналогу славянского бога Перуна), именем которого клялся и киевский князь Олег, заключая мирный договор с греками. Причем русские дружины никогда не присягали скандинавскими богами, например Одином или Тором. Велесова книга подтверждает эти данные, указывая, что варяги, в отличие от славян, приносят человеческие жертвы и именуют Перуна Перкуном. С точки зрения профессора РГУ Ю.Н. Куражковского, славяне, особенно русские, обнаруживают гораздо большее родство с древними ариями, нежели германские народы. Прозвание же “славяне” происходит от языкового богатства и благозвучия языка, иными словами, это люди, обладающие “славным словом”. Славянские жрецы учили, что славянское имя обозначает людей, поющих вечную славу своим богам. “Повесть временных лет” рассказывает о временах, когда славяне были нориками, живущими в устье Саввы и Дуная. Следовательно, славянское племя существовало задолго до появления скандинавов на исторической арене человечества.
В-третьих, само по себе призвание варягов на княжение в 862 г. н.э., после их изгнания, свидетельствует о наличии суверенитета и политического начала в древнерусском обществе7. Ведь и сегодня некоторые народы выбирают своих правителей из числа иностранных граждан, например Латвия. Достоверно известно, что русские княжества приглашали не только дружины варягов, но и своих степных соседей - печенегов, каракалпаков, торков и т.д.8 Вместе с тем после Рюрика, Олега и Игоря правила славянка Ольга, поэтому в России почти не осталось следов варяжской культуры. Так, на 10 тыс. кв. км территории Восточно-Европейской равнины можно обнаружить лишь 5 скандинавских наименований. В то время как в Англии, которую норманы завоевали, это число доходит до 1509.
В-четвертых, М.Ф. Владимирский-Буданов, исследуя проблемы происхождения древнерусского государства, сделал вывод, что “князья-варяги застали везде готовый государственный строй”. Ведь народное вече, избиравшее князей, известно с незапамятных времен.
В-пятых, восточные славяне издревле связывали свое бытие с определенной территорией. В “Повести временных лет” отмечается следующее: “...прозвались именами своими от мест, на которых сели... . Поселившиеся в лесах - древляне, по реке Полота - полочане... по Бугу - бужане” и т.д. Таким образом, “основанием древнерусского государства служат не княжеские и не племенные отношения, - пишет М.Ф. Владимирский-Буданов, - а тер- риториальные”, так как старший город с пригородами представляет собой самодостаточную поземельную общину. Варяги же не установили нового территориального деления государства, оно возникло намного раньше, поэтому время его происхождения “должно быть отнесено к эпохе доисторической”. Более того, заселяя новые земли, восточные славяне не воевали с местным фино-угорским населением, поскольку не завоевывали, не захватывали их полей и лугов, а осваивали новые, девственные, осушая болота и выкорчевывая леса. Занятие земель “происходило общим движением, постепенно, шаг за шагом, а не одновременным действием завоевания”. Освоение труднодоступных земель требовало много времени, труда и ума, но зато проходило без войн, “без раздражения туземцев”. В ходе подобной колонизации сохранялось племенное единство (освоить трудные места можно было только сообща), язык и “собственное представление о праве”. Отсюда В.Н. Лешков сделал вывод, что на русской земле осели не отдельные лица, захватившие в собственность земельные участки, а целый народ, который “стал называть эту землю своею, русскою землею”. Так, единство этнографическое превратилось в единство земское, где преобладала общность с первой минуты оседлости.
В-шестых, история России не знает скандинавского права и его институтов. “В отличие от других славянских народов, - пишет Н.В. Акчурина, - русский не допускал чужеземного порабощения ни в каких вопросах жизни”. Даже в трудные годы раздоров и междоусобиц, когда русский народ вынужден был платить позорную дань степным кочевникам, он оставался самостоятельным и свободным в выборе пути и принятия решений. В этой связи Н.И. Крылов был убежден, что непобедимость, “нерастворяемость” русского народа обусловлены свойствами национального духа, а именно: его могуществом, целостностью, несокрушимостью. Данные свойства духа обусловлены единством земли и народа.
В-седьмых, еще в I в. н.э. славяне выплачивали своим вождям особый налог-ругу, составлявший одну сотую имущества каждой семьи. Более того, в шведских средневековых документах сбор дани обозначался заимствованным варягами из русского языка словом “полюдье” (ро1Ш:а), что с несомненностью свидетельствует о первичности у славян такого раннегосударственного действия, как сбор полюдья.
В-восьмых, по справедливому замечанию Б.А. Рыбакова, “если признать варягов создателями государственности для “живущих зверинским образом” славян, будет крайне трудно объяснить то обстоятельство, что государственным языком Руси был не шведский, а русский. Договоры с Византией в X веке заключались посольством киевского князя, и, хотя в составе посольства были и варяги русской службы, писались они только на двух языках - греческом и русском, без каких бы то ни было следов шведской терминологии”.
В-девятых, славянские племена имели общую идеологию, поддерживаемую единой монотеистической верой. Так, в I в. н.э. Прокопий Кесарийский писал: “Сии народы, славяне и анты... единого бога, творца грому и всего мира господа исповедуют”. Аналогичную точку зрения отстаивал и М.В. Ломоносов. Древние русы полагали, что “есть также заблуждающиеся, которые пересчитывают Богов, тем, разделяя Сваргу. Они будут отвергнуты Родом как безбожники. Разве Вышень, Сварог и иные - суть множество? Ведь Бог - и един, и множествен. И пусть никто не разделяет того множества и не говорит, что мы имеем многих богов”.
Таким образом, можно сделать вывод, что древнерусское государство возникло благодаря автохтонному политическому творчеству русского народа, а не в результате иностранного завоевания, которого не было. Славянские племена традиционно жили родами и общинами, занимаясь земледелием, скотоводством, охотой и рыболовством. Подвергаясь систематическим военным грабежам со стороны степных кочевников и северных пиратов (норманов), наши предки вынуждены были выбирать или нанимать князей с дружинами для самообороны и поддержания порядка. Для содержания профессиональных воинов и их вождей пришлось платить налоги.
Под воздействием вышеперечисленных факторов из территориальной сельскохозяйственной общины, формирующей или нанимающей профессиональные вооруженные и управленческие органы, действующие на постоянной основе, возникло древнерусское государство, в основании которого участвовали два политических начала публичного господства: 1) самодержавное в лице князя и 2) народнопредставительное (земское) - оформленное в вечевое собрание славянского населения.


Fri, 05 Apr 2013 08:00:47 +0000
Глава 4. Форма государства

Fri, 05 Apr 2013 08:10:13 +0000
Глава 5. Учения отечественных мыслителей о форме российского государства

Fri, 05 Apr 2013 08:15:17 +0000
Глава 6. Историческая эволюция государства

Fri, 05 Apr 2013 08:18:26 +0000
Глава 7. Сущность государственной власти и политической системы


Глава 8. Концепция правового государства в становлении современной российской государственности

Просмотров: 1630
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Право. Юриспруденция
 
Э. В. Костерина Конституционное право России в схемах и таблицах. Учебное пособие
Конституционное право России в схемах и таблицах. Учебное пособие
Данное учебное пособие раскрывает все основные вопросы теории и практики конституционно-правового регулирования устройства Российской Федерации, ее политической системы и общества в целом, предлагается характеристика основных понятий, институтов конституционного права, представленные в виде удобных и функциональных схем, таблиц и кратких определений. Рассмотрены такие вопросы как: понятие, субъекты и виды конституционно-правовых отношений; история развития, структура и внесение поправок в Конституцию Российской Федерации; основы конституционного строя и правового статуса личности; система и функции органов государственной власти. 

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических учебных заведений, а также для всех интересующихся вопросами конституционного права.

...

Цена:
111 руб

Н. Г.Деменкова, М. С. Игнатова, И. Ю. Стариков Административное право в схемах и таблицах
Административное право в схемах и таблицах
Настоящее учебное пособие составлено на базе обобщенного научного и учебного материала с использованием нормативных актов, содержащих административно-правовые нормы. Материал излагается в удобной для понимания и запоминания форме - в виде схем и таблиц - и предназначен для систематизации полученных знаний, а также быстрой и качественной подготовки к семинарским занятиям, зачетам, экзаменам. Пособие предназначено для магистров, бакалавров, специалистов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов. Содержание и структура учебного пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования. Издание подготовлено по состоянию законодательства на февраль 2011 г....

Цена:
185 руб

 Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Учебник
Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Учебник
В предлагаемом учебнике излагается материал учебного курса Общей и Особнной частей уголовного права России. Нормативные материалы и судебная практика используются по состоянию на 17 декабря 2015 г. Учебник полностью соответствует новым стандартам высшего образования по направлению "Юриспруденция" (квалификация (степень) - "бакалавр , и подготовлен профессорско-преподавательским коллективом МГЮА имени О.Е.Кутафина, который разрабатывал программы учебных дисциплин базовой части нового стандарта. Учебник предназначен для студентов юридических факультетов и вузов, обучающихся по программам бакалавриата, а также преподавателям, практикующим юристам и всем интересующимся правом. ГРИФ: Рекомендован Учебно-методическим объединением по юридическому образованию вузов Российской Федерации в качестве учебника для студентов образовательных организаций, обучающихся по направлению подготовки "Юриспруденция", квалификация (степень) "бакалавр"....

Цена:
569 руб

Ю. Ф. Беспалов, П. А. Якушев Гражданское право в схемах
Гражданское право в схемах
В данном учебном пособии, которое является вторым, переработанным и дополненным изданием, в наглядной, схематичной форме излагается курс Общей и Особенной частей гражданского права. В первом томе наряду с подотраслями и институтами, регулируемыми нормами первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, рассматривается также подотрасль "Наследственное право". Во втором томе анализируются отдельные виды гражданско-правовых договоров и обязательств.
При разработке схем использовались Гражданский кодекс РФ, федеральные законы, подзаконные акты, судебно-арбитражная практика и т. д.

Пособие предназначено для студентов юридических вузов и факультетов, преподавателей, научных работников, предпринимателей, руководителей и специалистов организаций всех форм собственности, работников государственных структур, судей, депутатов и всех, кто интересуется данной тематикой....

Цена:
289 руб

 Уголовное право. Общая и Особенная части. Учебник
Уголовное право. Общая и Особенная части. Учебник
Учебник подготовлен в соответствии с программой курса уголовного права, изучаемого в вузах по направлению подготовки и специальности "Юриспруденция". Обе части уголовного права - Общая и Особенная - излагаются в нем в сжатой и доступной форме, что делает возможным использование его не только в вузах, но и в юридических колледжах. Содержание учебника отражает положения Уголовного кодекса РФ с учетом последних внесенных в него изменений и дополнений и соответствует современному состоянию науки уголовного права.

Для студентов, магистрантов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов и научных работников....

Цена:
819 руб

 Трудовое право. Практикум. Учебное пособие
Трудовое право. Практикум. Учебное пособие
Практикум по трудовому праву основан на современном трудовом законодательстве и практике его применения. Подготовлен известными учеными юристами, профессорско-преподавательским персоналом кафедры трудового права факультета права Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики". Является дополнением к учебнику "Трудовое право", написанному коллективом авторов этой кафедры. Издание включает в себя традиционные классические аспекты: планы семинарских занятий, методические указания, задачи (казусы), тесты, нормативные правовые акты, материалы судебной практики, научную литературу по каждой теме. В книге помещены примерные образцы договоров и соглашений о труде, необходимых в практической деятельности....

Цена:
899 руб

И. А. Близнец, К. Б. Леонтьев Авторское право и смежные права. Учебник
Авторское право и смежные права. Учебник
Настоящий учебник подготовлен на основе лекционных материалов, используемых в процессе преподавания курса "Авторское право и смежные права" и ряда иных дисциплин в Российской государственной академии интеллектуальной собственности.
Авторы исходили из необходимости предоставить учащимся наиболее актуальную правовую информацию по вопросам охраны авторских и смежных прав в Российской Федерации, в том числе с учетом необходимости ее последующего практического применения.
Теоретические проблемы развития правовой охраны произведений и объектов смежных прав в настоящем учебнике затрагиваются лишь в той степени, в какой это необходимо для освоения учебного курса, что обусловлено как наличием значительного числа посвященных им специальных публикаций, так и отсутствием во многих случаях единства между специалистами при их освещении.
Особое внимание в учебнике уделено изучению международных договоров в области охраны авторских и смежных прав, в которых участвует Российская Федерация.
Законодательство приведено по состоянию на февраль 2015 г....

Цена:
459 руб

А. В. Малько, Д, А. Липинский, Д. В. Березовский, А. А. Мусаткина Теория государства и права. Учебник
Теория государства и права. Учебник
Учебник дает исчерпывающую информацию, необходимую при изучении дисциплины"Теория государства и права", освещает все основные категории по данной теме. Авторы подробно и доступно излагают материал, дают характеристику основным правовым понятиям, таким, как "государство", "право", "государственные органы" и др. Структура учебника способствует усвоению и запоминанию материала, а сравнительно-правовой анализ, представленный авторами, значительно расширяет сферу его применения.
Учебник соответствует Государственному образовательному стандарту.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов, а также каждого, кто хочет получить или расширить свои знания по дисциплине "Теория государства и права"....

Цена:
589 руб

 Правовые основы нотариальной деятельности в Российской Федерации. Учебное пособие
Правовые основы нотариальной деятельности в Российской Федерации. Учебное пособие
В учебнике освещаются организационно-правовые основы деятельности нотариата и правила совершения нотариальных действий. Особое внимание уделено вопросам истории и теории нотариата, анализу законодательных новелл, среди которых - создание единой информационной системы нотариата, нотариальные действия, связанные с использованием информационных технологий, с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В основе анализируемого материала - нормативные правовые акты о нотариате, специальная литература по проблемам нотариата и нотариальной деятельности. Представлены методические рекомендации, перечень источников для изучения тем курса.
Издание подготовлено сотрудниками кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и нотариусами г. Москвы и Московской области.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов, нотариусов, их помощников, стажеров и всех тех, кто интересуется правовыми основами нотариальной деятельности....

Цена:
619 руб

 История государства и права зарубежных стран. Шпаргалка
История государства и права зарубежных стран. Шпаргалка
Настоящее издание поможет систематизировать полученные ранее знания, а также подготовиться к экзамену или зачету и успешно его сдать.

Пособие предназначено для студентов высших учебных заведений....

Цена:
50 руб



2003 Copyright © «Advokat.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Юридическая консультация, юридические услуги, юридическая помощь онлайн.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования