СМИ Законы РФ
Юр.книга М.А. Рожкова Договорное право

Tue, 26 Feb 2013 12:33:06 +0000
Оглавление (Договорное право (Под общ. ред. М.А. Рожковой))

Предисловие

Глава I. Соглашение о подсудности
1. Понятие и виды подсудности
2. Понятие соглашения о подсудности и проблемы его правового регулирования
3. Заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение
4. Отсутствие, недействительность соглашения о подсудности или утрата его юридической силы

Глава II. Соглашение о международной подсудности
1. Понятие и квалификация соглашения о международной подсудности
1.1. Основные проблемы правового регулирования и действия соглашения
1.2. Понятие международной подсудности
1.3. Проблема выбора места суда и соглашение о подсудности как способ ее решения
1.4. Понятие соглашения о международной подсудности
2. Право, применимое к соглашениям о международной подсудности, и общие принципы разрешения правовых коллизий
2.1. Действие международных актов
2.2. Действие норм внутреннего права
3. Условия действительности соглашения о международной подсудности
3.1. Способности сторон заключать соглашение о международной подсудности
3.2. Срок, в течение которого соглашение может быть заключено
3.3. Допустимость предмета соглашения
3.4. Определенность соглашения
4. Заключение соглашения о международной подсудности
5. Форма соглашения о международной подсудности
5.1. Общие положения
5.2. Форма соглашения по российскому праву
5.3. Коллизионные проблемы регулирования формы соглашения
5.4. Форма соглашения в соответствии с нормами европейского права
6. Подсудность, основанная на безоговорочном вступлении ответчика в процесс
7. Действие соглашения о международной подсудности
7.1. Действие соглашения в соответствии с правом Российской Федерации и международными договорами с ее участием
7.2. Подсудность требования о зачете
7.3. Подсудность встречного иска
7.4. Компетенция суда принимать обеспечительные меры
7.5. Соглашение о подсудности и привлечение третьего лица к участию в деле
7.6. Субъективные границы действия соглашения
8. Исполнение соглашения о международной подсудности
9. Ничтожность и оспоримость соглашения о международной подсудности. Последствия признания его недействительным
10. Последствия неправомерного неисполнения и ответственность за нарушение соглашения о международной подсудности

Глава III. Третейское (арбитражное) соглашение
1. Понятие и правовая природа третейского (арбитражного) соглашения
2. Классификация третейских (арбитражных) соглашений
3. Сфера применения третейского соглашения
4. Проблемы правового регулирования третейских (арбитражных) соглашений
5. Заключение и оформление третейского (арбитражного) соглашения
6. Недействительность третейского (арбитражного) соглашения

Глава IV. Соглашение о примирительной процедуре
1. Понятие примирительной процедуры
1.1. Существо примирительной процедуры
1.2. Примирение в зарубежном законодательстве и международном частном праве
1.3. Лица, осуществляющие примирение (примиритель, посредник, медиатор)
1.4. Проблемы правового регулирования примирения в российском праве
2. Понятие соглашения о примирительной процедуре
2.1. Виды договоров в примирительной процедуре. Соотношение понятий "примирительная процедура" и "мировое соглашение"
2.2. Основные условия соглашений о примирительной процедуре
2.3. Заключение соглашения о примирительной процедуре и его динамика

Глава V. Мировое соглашение
1. Понятие и правовая квалификация мирового соглашения
1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"
1.2. Проблемы правового регулирования
1.3. Сущность мирового соглашения
1.4. Характерные черты мирового соглашения
1.5. Допустимость заключения мирового соглашения
2. Заключение мирового соглашения
2.1. Субъекты мирового соглашения
2.2. Предмет и объект мирового соглашения. Преобразовательные и подтверждающие условия
2.3. Оформление мирового соглашения и утверждение его судом
3. Проблемы оспаривания мирового соглашения
3.1. Возможность оспаривания мирового соглашения
3.2. Лица, обладающие правом оспорить мировое соглашение
4. Динамика мирового соглашения
4.1. Возможность изменения и расторжения мирового соглашения
4.2. Проблема неисполнения мирового соглашения
4.3. Толкование мирового соглашения для целей его исполнения


Tue, 26 Feb 2013 12:33:42 +0000
Предисловие

Предисловие

Настоящая монография, в которой последовательно рассматриваются соглашение о подсудности, соглашение о международной подсудности, арбитражное (третейское) соглашение, соглашение о примирительной процедуре и мировое соглашение, является результатом коллективного творчества.
В подобных случаях принято указывать, откуда возникла идея этой книги, и давать некоторые комментарии процессу ее написания. Не желая отступать от традиции, хотелось бы отметить, что идея написания книги возникла как естественный результат отсутствия на сегодняшний день монографий, в которых бы освещались проблемы такого рода соглашений, необходимость заключения которых обусловлена возможным или уже возникшим правовым спором.
Безусловно, в литературе обнаруживаются работы, посвящаемые какому-либо из названных договоров (или отдельным вопросам, с ним связанным), что позволяет говорить о существовании интереса к ним со стороны теоретиков. Да и для практиков тема этих договоров становится все более актуальной по причине расширяющегося внешнеэкономического сотрудничества, глобализации и усложнения хозяйственных связей, усиления специализации споров: в современных условиях требуются определенные усилия для получения адекватной и эффективной защиты своих прав в случае возникновения правового спора. Вместе с тем разрозненные фрагменты, не сложенные до сих пор "в картинку", не могут дать представления об этой сложной и все более востребуемой практикой разновидности договоров.
В данных условиях мы сочли как нельзя более своевременным подготовить настоящую книгу, объединив наши усилия для освещения положений позитивного права (и практики их применения) о порядке заключения и формах названных соглашений, об основаниях и последствиях их недействительности, о возможностях изменения и расторжения, проблемах исполнения и т.д.
Здесь же, вероятно, следует отметить, что избранное для настоящей книги название является неким компромиссом. Это обусловлено тем, что ее авторы придерживаются различных точек зрения в отношении правовой природы анализируемых в ней соглашений: кто-то поддерживает мнение об их договорной природе, кто-то относит их к процессуальным соглашениям либо рассматривает в качестве договоров особого рода ("sui generis"). Однако с учетом сложности стоящих перед нами задач мы сочли возможным не акцентировать внимание на этом (весьма интересном) вопросе, сосредоточившись на основной цели настоящей книги - дать подробную характеристику перечисленным соглашениям.

М.А.Рожкова


Tue, 26 Feb 2013 12:35:03 +0000
Глава I. Соглашение о подсудности

Глава I. Соглашение о подсудности

1. Понятие и виды подсудности
2. Понятие соглашения о подсудности и проблемы его правового регулирования
3. Заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение
4. Отсутствие, недействительность соглашения о подсудности или утрата его юридической силы


Tue, 26 Feb 2013 12:36:20 +0000
1. Понятие и виды подсудности

1. Понятие и виды подсудности

Определяющим для настоящей главы является, безусловно, понятие подсудности дела. Вместе с тем понятия компетентного суда и подведомственности дела также важны для целей раскрытия поставленного вопроса, в силу чего им здесь также будет уделено некоторое внимание.
По причине отсутствия современных фундаментальных работ, посвященных вопросам подведомственности и подсудности, основной теоретической работой по этой проблематике является исследование, проведенное О.А. Осиповым в 70-е гг. прошлого столетия <1>. Разграничивая понятия компетенции, подведомственности и подсудности, Ю.К. Осипов определял компетенцию как круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц, общественных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями. Подведомственность понималась ученым как относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о праве и иных дел к ведению различных органов. А различие между подсудностью и подведомственностью, по мнению Ю.К. Осипова, имеет качественный характер, поскольку "подсудность" не что иное, как понятие, производное от понятия "подведомственность", как разновидность подведомственности в применении к судебным органам <2>. В развитие этого можно отметить следующее.

<1> Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Дис. ... д.ю.н. Свердловск, 1973.
<2> Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 11, 26, 28, 31; Курс советского гражданского процессуального права. В 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1981. С. 6. Небезынтересно, что в дореволюционной литературе не было установившейся терминологии: обыкновенно компетенция судов называлась ведомством, а принадлежность дела к компетенции того или иного суда - подсудностью. Вместе с тем Е.В. Васьковский писал о том, что во избежание столкновений между целым рядом учреждений и должностных лиц при применении ими юридических норм к частным случаям жизни каждому из них был отведен определенный круг деятельности, "в границах которого ему предоставлено право и вместе с тем вменено в обязанность совершать определенные действия. Этот круг деятельности называется компетенцией" (Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. Т. 1. М., 1913. С. 484).

Компетенция, как правило, включает в себя достаточно обширный круг полномочий, которые обычно не являются равнозначными: одни из них являются главными (т.е. профильными), другие имеют подчиненный (т.е. вспомогательный) характер. Проиллюстрировать это утверждение можно на следующем примере.
Согласно ст. 127 Конституции РФ на Высший Арбитражный Суд РФ возложены разрешение экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществление судебного надзора за их деятельностью и дача разъяснений по вопросам судебной практики. То есть главными для этого судебного органа, бесспорно, являются полномочия по осуществлению судебной власти.
В то же время Высший Арбитражный Суд РФ призван осуществлять и иные полномочия, которые имеют вспомогательный характер. Статья 10 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" конкретизирует круг его полномочий и, не разграничивая на главные и вспомогательные, относит к ним:
- рассмотрение некоторых категорий дел в качестве суда первой инстанции (и пересмотр их по вновь открывшимся обстоятельствам);
- проверку в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов Российской Федерации;
- обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности законов, иных нормативных актов и договоров, указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ;
- изучение и обобщение практики применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
- дачу разъяснений по вопросам судебной практики;
- разработку предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
- ведение судебной статистики и организацию работы по ее ведению в арбитражных судах;
- осуществление мер по созданию условий для судебной деятельности арбитражных судов, в том числе по кадровому, организационному, материально-техническому и иным видам обеспечения;
- решение вопросов, вытекающих из международных договоров Российской Федерации (в рамках своей компетенции);
- решение вопросов образования постоянных судебных присутствий арбитражных судов;
- осуществление других полномочий, предоставленных ему Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и другими федеральными конституционными законами.
Изложенное позволяет говорить о том, что понятием "компетенция" в широком смысле охватываются все полномочия конкретного органа по осуществлению функций в определенной сфере.
В то же время понятие "компетенция" достаточно часто используется в узком смысле - в значении только круга главных (профильных) полномочий. И именно это, узкое, значение анализируемого понятия заслуживает особого внимания в рамках настоящей главы.
Как известно, правоприменительная деятельность осуществляется целым рядом уполномоченных органов - органами гражданской юрисдикции, к которым относятся не только суды (суд общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд), но и иные органы (в частности, органы нотариата).
В рамках осуществления своей деятельности органы гражданской юрисдикции наделены правом разрешать различного рода юридические дела. Причем имеются в виду не только споры, передаваемые на разрешение суда, но и всякие иные дела, которые в силу своего характера нуждаются в разрешении. С учетом того, что юрисдикция представляет собой собственно деятельность (совокупность действий) органов по разрешению юридических дел, деятельность уполномоченных органов традиционно делится на спорную юрисдикцию (разрешение споров о праве) и бесспорную юрисдикцию (удостоверение и фиксация бесспорных прав, решение иных правовых вопросов) <1>.

<1> Деятельность судов также подразумевает разграничение на спорную юрисдикцию (разрешение споров о праве) и, в специально установленных законом случаях, бесспорную юрисдикцию (установление фактов, имеющих юридическое значение, для арбитражных судов, а для судов общей юрисдикции помимо установления фактов, имеющих юридическое значение, также решение вопросов усыновления, признание гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим, ограничение дееспособности гражданина и объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным, вызывное производство и т.д.).

Учитывая, что юридические дела характеризуются значительным многообразием и во избежание столкновений между органами гражданской юрисдикции каждому из них законом отведен определенный круг деятельности. То есть всякий орган гражданской юрисдикции осуществляет свою деятельность (свою юрисдикцию) в строго отведенных законом рамках - в пределах собственной компетенции. Вследствие этого при поступлении на его рассмотрение конкретного юридического дела первоочередным вопросом, который должен быть решен этим органом, является вопрос наличия у него компетенции на разрешение этого дела. При отсутствии у органа гражданской юрисдикции компетенции в отношении поступившего дела вынесенное этим органом решение или совершенное им действие в любом случае не может признаваться соответствующим закону. В силу сказанного вопрос наличия компетенции является принципиально важным.
В большинстве случаев разграничение компетенции между органами гражданской юрисдикции не вызывает проблем. Основным же камнем преткновения является разграничение компетенции между государственными судами - судами общей юрисдикции и арбитражными судами. То есть наиболее выпукло проблемы разграничения компетенции проявляются применительно к государственным судебным органам.
Обратившись к понятию компетенции и обозначив проблему столкновения компетенций государственных судов, следует особо подчеркнуть, что такое столкновение имеет место только в отношении главных (профильных) полномочий; полномочия, носящие подчиненный характер, не пересекаются и не требуют разграничения. Действительно, вряд ли Верховный Суд РФ будет предпринимать попытки решения вопросов кадрового, организационного или иного обеспечения арбитражных судов либо Высший Арбитражный Суд РФ вмешиваться в организацию по ведению статистики в судах общей юрисдикции.
Следовательно, термин "компетенция" употребляется в теории гражданского процессуального и арбитражного процессуального права именно в узком значении - как круг главных (профильных) полномочий <1>.

<1> В связи со сказанным следует согласиться с целесообразностью введения в АПК РФ термина "компетенция" в части наименования главы, определяющей круг полномочий арбитражного суда по разрешению юридических дел.

Важно отметить, что только в действующем АПК РФ глава, устанавливающая правила подведомственности и подсудности, названа "Компетенция арбитражных судов", тогда как в прежнем арбитражном процессуальном законодательстве глава, регулирующая эти же вопросы, - гл. 3 АПК РФ 1995 г. - имела наименование "Подведомственность и подсудность". Глава 3 действующего ГПК РФ, определяющая правила подведомственности и подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции, и по сей день именуется "Подведомственность и подсудность".
Вышесказанное позволяет определять "компетентный суд" <1> в контексте настоящей главы как суд, обладающий компетенцией на разрешение определенных законом категорий юридических дел, возникающих в сфере гражданского оборота. Например, арбитражный суд по смыслу ч. 1 ст. 27 АПК РФ является компетентным судом в отношении экономических споров и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

<1> Компетенция есть круг полномочий, прав; компетентный - обладающий компетенцией (Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1991. С. 289).

Вместе с тем наряду с вышеуказанным широким смысловым значением термин "компетентный суд" имеет и иное, узкое, значение. В узком смысле под компетентным судом обычно понимается суд, в силу закона обладающий компетенцией на разрешение переданного на его рассмотрение конкретного юридического дела, решение которого будет обязательным по крайней мере для сторон процесса. Так, третейский суд является компетентным судом в тех случаях, когда передаваемый на его рассмотрение конкретный спор обладает свойством арбитрабельности, а арбитражное соглашение, заключенное сторонами гражданского правоотношения, действительно не утратило силу и может быть исполнено <1> (см. о понятии "арбитрабельность" гл. III настоящей книги).

<1> Подробнее об этом см., например: Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 381 - 435; Он же. Проблемы третейского разбирательства предпринимательских споров в России: Автореф. дис. ... д.ю.н. СПб., 2006; Рожкова М.А. К вопросу о содержании понятий "компетентный суд" и "подведомственность дела" // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 25 - 27.

Упоминание о третейском суде отнюдь не случайно, поскольку п. 1 ст. 11 ГК РФ относит к судам, обладающим компетенцией по разрешению гражданско-правовых споров, не только государственные суды (суд общей юрисдикции, арбитражный суд), но и суды негосударственные - третейские суды. При этом в данной статье говорится о том, что судебная защита осуществляется в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством.
Таким образом, государственный или негосударственный суд является компетентным в отношении переданного на его разрешение дела, если это дело является подведомственным. И здесь уместно будет перейти к рассмотрению понятия "подведомственность".
Подведомственность издавна является краеугольным камнем отечественной процессуальной науки: правоведы расходятся во взглядах при ее определении, признавая лишь, что в любом случае речь идет о распределении юридических дел между различными органами гражданской юрисдикции. При всем том на определенном этапе относительно понятия "подведомственность" сформировались две основные точки зрения. В соответствии с первой из них подведомственность представляет собой круг дел, отнесенных к ведению того или иного органа, согласно второй - свойство дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными органами.
Думается, круг дел, на рассмотрение и разрешение которых уполномочен конкретный орган гражданской юрисдикции, нельзя рассматривать иначе как компетенцию (см. определение, данное выше). Говоря о круге дел, рассмотрение которых отнесено законом к юрисдикции определенного органа, под этим подразумевают круг главных (профильных) полномочий, т.е. компетенцию в узком ее значении.
Таким образом, следует согласиться с позицией тех ученых, которые признают подведомственность свойством юридических дел. Сказанное позволяет определить подведомственность как свойство нуждающегося в разрешении юридического дела, позволяющее отнести его к компетенции одного из органов гражданской юрисдикции. А применительно к судам подведомственность дела можно определить как свойство нуждающегося в разрешении дела, необходимого для отнесения его к компетенции одного из судов <1> (суда общей юрисдикции, арбитражного или третейского суда). Таким образом, утверждение о неподведомственности дела, например, арбитражному суду подразумевает отсутствие у дела свойства, необходимого для признания арбитражного суда компетентным судом в отношении этого дела.

<1> Подробнее о подведомственности дел (в том числе альтернативной подведомственности дел) см. в книге: Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 50 - 52.

Но безусловно, определение компетентного суда не исчерпывается установлением у дела свойства подведомственности. И в частности, для решения вопроса о компетентности государственного суда в отношении переданного на его рассмотрение конкретного юридического дела необходимо дать оценку и свойству подсудности этого дела.
Подсудность, как уже указывалось выше, рассматривается как понятие, производное от понятия "подведомственность". Иными словами, подсудность - это в некотором роде разновидность подведомственности применительно к судам одной судебной системы. И если подведомственность является свойством юридического дела, позволяющим определить ту или иную систему федеральных судов, суд которой будет признаваться компетентным в отношении этого дела, то подсудность является свойством юридического дела, позволяющим определить конкретный суд одной из систем федеральных судов - конкретный арбитражный суд или суд общей юрисдикции.
Таким образом, следует отдельно рассматривать подсудность дела суду общей юрисдикции (свойство дела, в силу которого оно подлежит разрешению конкретным судом общей юрисдикции) и подсудность дела арбитражному суду (свойство дела, в силу которого оно подлежит разрешению конкретным арбитражным судом).
Подсудность принято подразделять на два вида: родовую и территориальную.
Прежде всего определяется родовая подсудность, под которой понимается такое свойство юридического дела, которое определяет уровень (звено) системы федеральных судов.
1. Согласно ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" систему федеральных судов общей юрисдикции составляют:
- Верховный Суд РФ;
- верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов (далее - суды субъектов Российской Федерации);
- районные суды;
- военные и специализированные суды.
Статья 27 ГПК РФ относит к компетенции Верховного Суда РФ следующие дела:
- об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ, Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Правительства РФ;
- об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, иных федеральных органов государственной власти (федеральных министерств и ведомств), затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;
- об оспаривании решений Высшей квалификационной коллегии судей РФ о приостановлении либо прекращении полномочий судей, привлеченных к дисциплинарной ответственности, об отставке судьи и о ее приостановлении, об отказе в рекомендации на должность судьи (ст. 26 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества");
- о приостановлении деятельности или ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации;
- об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии РФ;
- по спорам между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
- о реформировании Центральной избирательной комиссии РФ;
- иные дела, отнесенные к компетенции Верховного Суда РФ федеральными законами.
Таким образом, если дело подпадает под одну из категорий дел, поименованных в ст. 27 ГПК РФ, то оно рассматривается как обладающее родовой подсудностью для разрешения его Верховным Судом РФ в качестве суда первой инстанции. Любой другой суд, входящий в состав системы федеральных судов общей юрисдикции, не вправе принимать к рассмотрению такие дела.
Согласно ст. 26 ГПК РФ к компетенции судов субъектов Российской Федерации относятся следующие дела:
- связанные с государственной тайной;
- об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;
- о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений, о ликвидации местных религиозных организаций и т.п.; о приостановлении или прекращении деятельности СМИ, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Российской Федерации;
- об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации (независимо от уровня выборов, референдума), окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные органы государственной власти субъектов Российской Федерации;
- о реформировании избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные органы государственной власти субъектов Российской Федерации.
Следовательно, если дело подпадает под одну из категорий дел, поименованных в ст. 26 ГПК РФ, оно признается обладающим родовой подсудностью для рассмотрения его судом субъекта Российской Федерации в качестве суда первой инстанции (в соответствии с правилами территориальной подсудности).
На основании ст. 25 ГПК РФ, ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" военные суды обладают компетенцией в рамках гражданского судопроизводства рассматривать дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.
В соответствии со ст. 24 ГПК РФ к компетенции районных судов отнесены все дела, не отнесенные к компетенции мировых судей <1> (ст. 23 ГПК РФ), к компетенции военных и иных специализированных судов (ст. 25 ГПК РФ), к компетенции судов субъектов Российской Федерации (ст. 26 ГПК РФ), к компетенции Верховного Суда РФ (ст. 27 ГПК РФ). Таким образом, районные суды являются компетентными судами в отношении весьма широкого круга дел, которые они вправе и обязаны рассматривать в качестве суда первой инстанции. Родовая подсудность дела районному суду определяется по остаточному принципу: если дело не подпадает под категории дел, упомянутых в ст. ст. 23, 25 - 27 ГПК РФ, оно рассматривается как обладающее родовой подсудностью для разрешения его районным судом в качестве суда первой инстанции (в соответствии с правилами территориальной подсудности).

<1> Институт мировых судей был введен в судебную систему Российской Федерации Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации". В соответствии со ст. 1 этого Закона мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации, не входя в систему федеральных судов.


2. Согласно ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" систему федеральных арбитражных судов составляют:
- Высший Арбитражный Суд РФ;
- федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды);
- арбитражные апелляционные суды;
- арбитражные суды первой инстанции в республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области, автономных округах (далее - арбитражные суды субъектов Российской Федерации).
Согласно ч. 2 ст. 34 АПК РФ к компетенции Высшего Арбитражного Суда РФ отнесены дела:
- об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
- об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, не соответствующих закону и затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
- по экономическим спорам между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, между субъектами Российской Федерации.
Таким образом, если дело подпадает под одну из категорий дел, поименованных в ч. 2 ст. 34 АПК РФ, это дело рассматривается как обладающее родовой подсудностью для разрешения его Высшим Арбитражным Судом РФ в качестве суда первой инстанции. Иной суд, входящий в состав системы федеральных арбитражных судов, не вправе принимать к рассмотрению такие дела.
Арбитражные апелляционные суды и федеральные арбитражные суды округов не наделены полномочиями по разрешению дел в качестве суда первой инстанции; они выступают лишь в качестве судов апелляционной и кассационной инстанций соответственно.
В силу ч. 1 ст. 34 АПК РФ к компетенции арбитражных судов субъектов Российской Федерации отнесены все дела, за исключением дел, подсудных Высшему Арбитражному Суду РФ (ч. 2 ст. 34 АПК РФ). Таким образом, если дело не подпадает под категории дел, упомянутых в ч. 2 ст. 34 АПК РФ, оно обладает свойством родовой подсудности, позволяющим рассматривать его арбитражным судом субъекта Российской Федерации в качестве суда первой инстанции (в соответствии с правилами территориальной подсудности).
Изложенное свидетельствует о том, что родовая подсудность конкретного юридического дела позволяет определить уровень (звено) системы федеральных судов, суд которого компетентен рассматривать это дело в качестве суда первой инстанции. В системе федеральных судов общей юрисдикции это может быть Верховный Суд РФ, суды субъектов Российской Федерации, районные суды или специализированные суды; в системе федеральных арбитражных судов - Высший Арбитражный Суд РФ или арбитражные суды субъектов Российской Федерации.
Однако для решения задачи определения конкретного суда, компетентного рассмотреть и разрешить дело в качестве суда первой инстанции, использования только правил родовой подсудности обычно недостаточно. Это обусловлено тем, что построение системы федеральных судов таково, что в одних случаях уровень (звено) системы представлен единственным судом (Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ), в других же охватывает значительное число судов. И во втором случае встает задача определения компетентного суда среди судов одного уровня (т.е. (1) среди судов субъектов Российской Федерации, либо (2) среди районных судов, либо (3) среди арбитражных судов субъектов Российской Федерации), которая решается исходя из свойства территориальной подсудности дела.
Территориальная подсудность как свойство юридического дела позволяет определить компетентный суд среди судов одного уровня (звена) системы федеральных судов (если этот уровень объединяет несколько судов).
Общая территориальная подсудность определяется местом нахождения или местом жительства ответчика, иными словами, исковое требование предъявляется в суд по месту нахождения или месту жительства ответчика (ст. 28 ГПК РФ; ст. 35 АПК РФ). Следовательно, в соответствии с общим правилом территориальной подсудности дело подлежит рассмотрению судом, действующим на той территории, на которой находится ответчик (юридическое лицо) либо проживает ответчик (гражданин).
Вместе с тем ГПК РФ и АПК РФ предусматривают три исключения из общего правила.
Во-первых, законодательно закреплена допустимость в определенных случаях альтернативной (территориальной) подсудности. Это означает, что по некоторым категориям дел истцу предоставляется право выбора суда, которому он передаст на рассмотрение и разрешение юридическое дело. Иными словами, истец законом наделяется правом предъявить иск в суд по собственному выбору: либо по месту нахождения ответчика (по общему правилу территориальной подсудности), либо по месту, специально указанному в законе.
Согласно ст. 29 ГПК РФ истец может выбрать по своему усмотрению суд в случаях, если иск предъявлен:
- к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, - по месту нахождения имущества ответчика либо по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации;
- к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, - по месту нахождения филиала или представительства организации;
- о взыскании алиментов и установлении отцовства - по месту жительства истца;
- о расторжении брака - по месту жительства истца, если при нем находится несовершеннолетний или если по состоянию здоровья выезд истца к месту жительства ответчика затруднителен для первого;
- о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, - по месту жительства истца или по месту причинения вреда;
- о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста, - по месту жительства истца;
- о защите прав потребителей - по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора;
- о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море - по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна;
- из договоров, в которых указано место их исполнения, - по месту исполнения договора.
Кроме того, в силу ч. 1 ст. 31 ГПК РФ иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Согласно ч. 2 ст. 254 ГПК РФ по делам об оспаривании решения, действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих заявление может быть подано гражданином по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспаривается.
Статья 36 АПК РФ ограничивает применение альтернативной подсудности случаями, когда иск предъявлен:
- к ответчику, место нахождения (место жительства) которого неизвестно, - по месту нахождения имущества ответчика либо по его последнему известному месту нахождения или месту жительства;
- к ответчикам, находящимся или проживающим на территориях разных субъектов Российской Федерации, - по месту нахождения (месту жительства) одного из ответчиков;
- к ответчику, находящемуся или проживающему на территории иностранного государства, - по месту нахождения на территории Российской Федерации имущества ответчика;
- из договора, в котором указано место его исполнения, - по месту исполнения договора;
- к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, - по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства;
- о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море - по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна ответчика либо по месту причинения убытков.
Во-вторых, действующее процессуальное законодательство предусматривает специальное правило, согласно которому территориальная подсудность отдельных категорий дел императивно установлена законом и не допускает ее изменения ни при каких условиях. Это - исключительная (территориальная) подсудность, закрепленная в ст. 30, ч. 2 ст. 31 ГПК РФ, ст. 38 АПК РФ. В отношении предусмотренных в названных статьях категорий дел исключена возможность рассмотрения и разрешения их в каком-либо другом суде или арбитражном суде соответственно кроме прямо названного в процессуальном законе.
В силу ст. 30 ГПК РФ исключительная подсудность распространяется на иски:
- о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении недвижимого имущества (предъявляются по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества);
- кредиторов наследодателя, предъявляемые до принятия наследства (предъявляются по месту открытия наследства);
- к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки (предъявляются по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия).
Согласно ч. 2 ст. 31 ГПК РФ встречные иски предъявляются по месту рассмотрения первоначального иска.
Статья 38 АПК РФ устанавливает исключительную подсудность в отношении:
- исков о правах на недвижимое имущество (предъявляются по месту нахождения этого имущества);
- исков о правах на морские и воздушные суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (предъявляются по месту их государственной регистрации);
- исков к перевозчику, вытекающих из договора перевозки грузов, пассажиров и их багажа, в том числе в случае, если перевозчик является одним из ответчиков (предъявляются по месту нахождения перевозчика);
- заявлений о признании должника банкротом (подаются по месту нахождения должника);
- заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение (подаются по месту нахождения (месту жительства) заявителя), за исключением заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав на недвижимое имущество (подаются по месту нахождения недвижимого имущества);
- заявлений об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава- исполнителя (подаются по месту его нахождения);
- заявлений по спорам между российскими организациями, осуществляющими деятельность или имеющими имущество на территории иностранного государства (подаются по месту государственной регистрации на территории Российской Федерации организации-ответчика);
- заявлений по спорам между российскими организациями, осуществляющими деятельность или имеющими имущество на территории иностранного государства и не имеющими государственной регистрации на территории Российской Федерации (подаются в Арбитражный суд Московской области);
- заявлений об оспаривании решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (подаются в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда <1>);

<1> К сожалению, законодатель был непоследователен в установлении правил подсудности в отношении данных заявлений. Часть 3 ст. 230 АПК РФ предусматривает, что заявление об отмене решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда (т.е. аналогична ст. 38 АПК РФ). В то же время ч. 3 ст. 236 АПК РФ устанавливает правило о том, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства.

- заявлений о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (подаются стороной, в пользу которой состоялось решение иностранного суда, в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения (месту жительства) должника либо, если место нахождения (место жительства) должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника);
- встречных исков (предъявляются по месту рассмотрения первоначального иска);
- исков о возмещении убытков, причиненных неисполнением определения арбитражного суда об обеспечении иска (предъявляются по месту рассмотрения иска, применительно к которому применялись обеспечительные меры (ч. 6 ст. 96 АПК РФ)).
В-третьих, отступлением от общего правила территориальной подсудности выступает договорная (территориальная) подсудность, возможность которой предусмотрена ст. 32 ГПК РФ (стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность данного дела до принятия его судом к своему производству; подсудность, установленная ст. ст. 26, 27 и 30 ГПК РФ, не может быть изменена соглашением сторон) и ст. 37 АПК РФ (подсудность, установленная ст. ст. 35 и 36 АПК РФ, может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему рассмотрению).
Правила договорной подсудности предоставляет сторонам возможность своим соглашением определить суд, в который они обратятся с иском в случае возникновения между ними спора, но эти возможности ограничены рядом положений:
- такое договорное изменение подсудности дела возможно только до момента вынесения судом определения о возбуждении производства по делу;
- не допускается изменение родовой подсудности;
- не допускается изменение исключительной (территориальной) подсудности.
Как отмечает Н.Г. Елисеев, допущение возможности соглашением сторон изменить подсудность спора обусловлено тем, что "любая система подсудности, даже очень хорошо разработанная, но строящаяся на обобщенных абстрактных категориях разграничения юрисдикций, не может в полном объеме учесть многообразие интересов спорящих сторон. Нормативные предписания не обеспечивают достаточной точности прогнозирования развития правоотношений... Договорная подсудность позволяет сторонам изменить диспозитивные предписания о подсудности и выбрать тот суд, который для них является наиболее удобным" <1>.

<1> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: источники, судоустройство, подсудность. М.: Статут, 2000. С. 73.

Вместе с тем положениями процессуального права некоторых зарубежных стран возможность изменения территориальной подсудности соглашением сторон ограничивается. Например, существенное ограничение заключения соглашений о подсудности содержится во Французском гражданском процессуальном кодексе, ст. 48 которого предусматривает, что "любое договорное условие, которое прямо или косвенно нарушает требования территориальной подсудности, считается несуществующим, если только оно не было принято исключительно между лицами, заключившими сделку в качестве коммерсантов, и если оно не было совершенно ясно оговорено в обязательстве стороны, против которой выдвигается" <1>. То есть по общему правилу изменение территориальной подсудности не допускается; такое право имеют только коммерсанты (лица, обладающие статусом коммерсантов), которые должны четко и ясно выразить в договоре свою волю на изменение подсудности.

<1> Цит. по: Новый Гражданский процессуальный кодекс Франции / Пер. с фр. В. Захватаева. Киев: Истина, 2004. С. 43.

Схожие правила содержатся и в Гражданском процессуальном уложении Германии (далее - ГПУ Германии), в котором по существу установлена недопустимость соглашений о подсудности <1>. Согласно § 38 (1) ГПУ Германии суд первой инстанции, не обладающий компетенцией, приобретает таковую в результате прямого или молчаливого соглашения сторон, если стороны договора являются коммерсантами, юридическими лицами публичного права или публичноправовыми имущественными образованиями. В силу § 38 (2) ГПУ Германии подсудность суду первой инстанции может также основываться на соглашении, если хотя бы одна из сторон договора не имеет общей подсудности в стране. На основании § 38 (3) ГПУ Германии в иных случаях соглашение о подсудности допускается, только если оно прямо касается подсудности и заключается в письменной форме: 1) после возникновения спора; 2) тогда, когда сторона, к которой должно быть предъявлено исковое требование, после заключения договора перенесла место жительства либо место обычного пребывания за пределы действия настоящего закона или если место ее жительства либо место обычного пребывания в момент предъявления иска неизвестно.

<1> См.: Гражданское процессуальное уложение Германии / Введение сост. В. Бергман. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 12 - 13.

Запрет на некоторые виды соглашений о подсудности содержится, например, и в законодательстве Австрии. Так, в целях исключения возможности ущемления интересов неосведомленной или экономически более слабой стороны такие ограничения установлены Законом о подсудности по трудовым и социальным делам от 7 марта 1985 г., Законом о защите прав потребителей <1>.

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Учебник. М.: Велби; Проспект, 2004. С. 160.


Tue, 26 Feb 2013 12:37:40 +0000
2. Понятие соглашения о подсудности и проблемы его правового регулирования

2. Понятие соглашения о подсудности и проблемы его правового регулирования

Соглашение о подсудности есть соглашение, по условиям которого стороны договариваются передать уже возникший между ними или возможный в будущем спор на рассмотрение конкретного суда или арбитражного суда (в зависимости от подведомственности дела).
Следует сразу подчеркнуть, что, имея некоторую свободу в отношении подсудности дела, стороны в любом случае не могут изменить его подведомственность <1> (о ней говорилось в ч. 1 настоящей главы). Иными словами, своим соглашением стороны не могут отнести спор, подведомственный суду общей юрисдикции, к подведомственности арбитражного суда и, напротив, спор, относящийся к компетенции арбитражного суда, сделать подведомственным суду общей юрисдикции. Правила подведомственности установлены законом императивно и не могут быть изменены соглашением сторон.

<1> Это положение нашло свое подтверждение в судебной практике (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 14 ноября 2000 г. N 7862/00).

Как уже указывалось, ст. 32 ГПК РФ и ст. 37 АПК РФ (предусматривающие возможность изменения соглашением сторон общей территориальной подсудности и альтернативной (территориальной) подсудности) прямо запрещают изменение родовой либо исключительной (территориальной) подсудности <1>. Описывая подобные ограничения, Е.В. Васьковский писал: "...тяжущиеся не вправе обратиться прямо в суд высшей инстанции, минуя первую и выбрав для разрешения дела какую-либо судебную палату или гражданский департамент Сената... соглашением сторон могут быть изменяемы только общая и специальная подсудность, но не исключительная, которая безусловно обязательна, так как установлена не столько в интересах сторон, сколько в видах лучшего оправления правосудия. Устав (гражданского судопроизводства) прямо оговаривает это по отношению к подсудности по месту нахождения недвижимости (ст. 228); но такое же безусловно обязательное значение следует признать и за прочими основаниями исключительной подсудности" <2>.

<1> Схожие положения о недопустимости изменения подведомственности, а также родовой и исключительной подсудности содержатся в праве большинства зарубежных стран, например, в законодательстве Австрии, Швейцарии (подробнее см.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 160, 176, 180).
<2> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 154.

Вследствие сказанного соглашения о подсудности, не соответствующие данным запретительным нормам, не имеют правового значения и не могут приниматься судом (арбитражным судом) во внимание.
Основная проблема правового регулирования соглашения о подсудности состоит в том, что это соглашение на сегодняшний день по сути вовсе не урегулировано законодательством. Так, ст. 32 ГПК РФ и ст. 37 АПК РФ, фиксируя правило о том, что стороны соглашением сторон вправе изменить подсудность дела, не предъявляют никаких специальных требований к этому соглашению (в отличие, например, от законодательства о третейском разбирательстве, в котором специально определены форма и содержание арбитражного (третейского) соглашения (ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ст. 7 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации")).
В первую очередь это можно объяснить тем, что в отличие от германской доктрины, которая, как подчеркивает Н.Г. Елисеев, "среди правовых систем континентальной Европы выделяется детальной разработкой теории процессуального договора" <1> (к числу которых многие германские правоведы относят и соглашение о подсудности), ни российская доктрина процессуального права, ни российская цивилистическая доктрина исстари не занимались проработкой общей теории таких договоров. Именно незаинтересованность отечественных правоведов в этой весьма интересной, важной и все более востребованной практикой категории соглашений, предопределившая фактическое отсутствие ее законодательного регулирования, привела к тому, что судебная практика, обнаруживая те или иные проблемы, возникающие в связи с соглашением о подсудности, лишена возможности отыскать какую-либо опору при попытке их разрешения.

<1> Елисеев Н.Г. Допустимость процессуальных договоров в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2007. N 8.

В противоположность отечественной доктрине, не обнаруживающей самостоятельных исследований, посвященных правовой природе соглашений о подсудности, доктрина зарубежных стран гораздо богаче на различного рода мнения в отношении описываемого соглашения. Н.Г. Елисеев, исследуя соглашение о подсудности и отметив, что в доктрине зарубежных государств в отношении соглашения о подсудности высказываются различные точки зрения, пишет: "Одни авторы склонны рассматривать его как материально-правовую категорию, поскольку в нем присутствуют те же элементы, что и в любом другом договоре. Другие, исходя из того, что основная его цель находится в сфере судебной процедуры, видят в нем институт процессуального права. Третьи называют соглашение о подсудности договором sui generis" <1>.

<1> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 87 - 88; Он же. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: источники, судоустройство, подсудность. С. 74 - 75.

Не углубляясь в анализ правовой природы соглашения о подсудности, хотелось бы поддержать позицию, согласно которой соглашение о подсудности рассматривается как материально-правовая категория (гражданско-правовой договор-сделка) <1>. Это прежде всего обусловлено тем, что порядок заключения такого рода соглашений подчинен положениям гражданского права; при их оценке суд проверяет не процессуальную правосубъектность его сторон, а материальную (гражданско-правовую).

<1> Позиция автора настоящей главы относительно соглашения о подсудности как относящегося к категории гражданско-правовых сделок, направленных на защиту прав, на сегодняшний день наиболее полно отражена в кн.: Рожкова М.А. Ординарные сделки и сделки, направленные на защиту прав // Сделки: проблемы теории и практики / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2008

Кроме того, заключая соглашение о подсудности, стороны не имеют цели каким-либо образом воздействовать на саму процедуру (судебный процесс), да такое намерение было бы лишено всякого смысла, поскольку деятельность всех судов и арбитражных судов подчинена единым правилам, установленным ГПК РФ и АПК РФ соответственно. "Движущей силой" заключения соглашения о подсудности, как правило, является желание сторон создать себе дополнительные удобства, что препятствует признанию данной сделки процессуальным соглашением, направленным на содействие задачам судопроизводства; отказываясь от услуг одного суда и договариваясь передать свой спор на рассмотрение другого суда, стороны "свободны в мотивах, которыми они руководствуются, изменяя подсудность" <1>, и исходят исключительно из своих частных интересов <2>, но никак не из задач судопроизводства, которое на момент совершения сделки даже и не ведется.

<1> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М.: Велби, 2003. С. 106 (автор комментария - В.М. Жуйков).
<2> Стороны могут исходить из более удобного территориально места нахождения суда (арбитражного суда) первой инстанции либо избрать суд (арбитражный суд), находящийся в достаточной отдаленности от них, чтобы исключить возможность заинтересованности и т.д.

Заключение соглашения о подсудности дает основание заинтересованной стороне предъявить иск в суд (арбитражный суд), избранный самими сторонами. Наличие в силу такого соглашения у суда (арбитражного суда) компетенции влечет за собой принятие иска к производству и последующее его разрешение; в случае дефектности такого соглашения у суда отсутствует компетенция на рассмотрение передаваемого спора и в силу этого наступает такое последствие, как возвращение искового заявления. Таким образом, процессуальные последствия являются прямым следствием наличия или отсутствия у суда (арбитражного суда) компетенции, но не самого соглашения о подсудности. Отсюда можно сделать вывод об отсутствии у соглашения о подсудности непосредственных процессуальных последствий.
Помимо сказанного надо отметить также то, что соглашения о подсудности допускают их изменение и расторжение сторонами. И поскольку соглашение о подсудности "представляет собой договор... потому требует, для своей действительности, наличности всех тех условий, которые необходимы для действительности КАЖДОГО ВООБЩЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА (выделено мной. - М.Р.)" <1>; в основе классификаций недействительности этих сделок главным образом находится та классификация недействительности сделок, которая выработана в теории гражданского права. Существует и еще ряд оснований, позволяющих относить соглашения о подсудности именно к гражданско-правовым сделкам, а не к процессуальным соглашениям.

<1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 154.

Учитывая, что возможность договорного изменения территориальной подсудности предусмотрена как в ГПК РФ, так и в АПК РФ, на что неоднократно указывалось выше, правом заключить соглашение о подсудности обладает как гражданин, так и организация. Указанное допущение принципиально не совпадает с положениями французского и немецкого права, в котором применение этого соглашения, по сути, ограничено определенным кругом лиц - коммерсантами (об этом упоминалось в ч. 1 настоящей главы).
Изменяя своим соглашением место рассмотрения и разрешения спора (в отличие от того, как оно определено правилами ГПК РФ и АПК РФ), стороны изменяют свойство юридического дела, делая его подсудным вместо одного суда (арбитражного суда) другому суду (арбитражному суду) одного уровня. Реализация этой возможности может быть осуществлена несколькими путями, на которых стоит остановиться подробнее.
Характеризуя соглашение о подсудности, иногда указывают, что оно также "называется пророгацией или пророгационным договором" <1>. Такое указание не совсем точно, поскольку соглашение о подсудности может предусматривать:

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. М.С. Шакарян. М.: Велби; Проспект, 2003. С. 83 (автор комментария - Е.Е. Уксусова).

- пророгацию (пророгационное соглашение о подсудности, которым стороны определяют подсудность их дела суду (арбитражному суду), компетенция которого в отсутствие такого соглашения не распространяется на это дело). В качестве примера пророгации можно привести следующую ситуацию. Договор купли-продажи заключают юридические лица, местом нахождения одного из которых является г. Санкт-Петербург, а местом нахождения другого - г. Краснодар. При этом соглашением о подсудности предусматривается отнесение всех споров, возникающих из этого (основного) договора, к компетенции Арбитражного суда Тульской области - суда, который не являлся бы компетентным судом в отношении этих споров в отсутствие такого (пророгационного) соглашения о подсудности;
- дерогацию (дерогационное соглашение о подсудности, которым стороны исключают подсудность их дела суду (арбитражному суду), компетенция которого в отсутствие такого соглашения распространяется на это дело). Возьмем ту же ситуацию с заключением договора купли-продажи с участием лиц, находящихся на территории различных субъектов Российской Федерации. Дерогация будет иметь место в том случае, если соглашением о подсудности будет предусматриваться исключение всех споров, возникающих из этого (основного) договора, из компетенции Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области - суда, который в отсутствие этого (дерогационного) соглашения являлся бы компетентным судом в отношении требований, предъявляемых стороной из г. Краснодара.
Не углубляясь в анализ соотношения пророгационных и дерогационных соглашений о подсудности - проблему, заслуживающую самостоятельного исследования и обычно обсуждаемую в рамках проблематики международного частного права, хотелось бы указать, что вообще соглашение о подсудности весьма многовариантно и может предусматривать различные модификации установления подсудности, к которым, в частности, относятся следующие.
Во-первых, стороны, проживающие или находящиеся на территории различных субъектов Российской Федерации, могут предусмотреть в соглашении подсудность споров суду (арбитражному суду), находящемуся вне зоны их места жительства или места нахождения (пророгационное соглашение о подсудности в чистом виде). Как указывается в литературе, "стороны, находящиеся, скажем, в Перми и Екатеринбурге, могут договориться о рассмотрении возникающих между ними споров в Арбитражном суде Челябинской области" <1>.

<1> Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ / Под ред. И.В. Решетниковой. М.: Норма, 2006. С. 46.

Во-вторых, указанным правом могут воспользоваться и стороны, проживающие или находящиеся на территории одного субъекта Российской Федерации. Таким образом, нельзя исключать ситуации, когда юридические лица, находящиеся на территории Московской области, в качестве компетентного суда, которому будут подсудны споры, возникшие из заключенного ими основного договора, укажут, к примеру, Арбитражный суд Тверской области. Либо "две фирмы, находящиеся, допустим, в Москве, согласовали в качестве компетентного суда Арбитражный суд Приморского края" <1>.

<1> Комарицкий С.И. Договорная подсудность - есть нюансы // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 11 (СПС "КонсультантПлюс").

В-третьих, стороны, место жительства или место нахождения которых расположено на территории различных субъектов Российской Федерации, могут избрать суд (арбитражный суд) по месту жительства (или нахождения) одной из них. В этом случае все споры, возникающие из договора, будут рассматриваться по месту жительства или месту нахождения одной из сторон договора. Эта практика широко распространена, и Н.Г. Елисеев по этому поводу пишет: "Крупные торговые фирмы, имеющие многочисленных клиентов в различных уголках страны или за границей, не желают подвергаться риску ведения процессов в отдаленных судах для взыскания с плательщиков задолженностей. Поэтому они навязывают соглашения, в силу которых споры из торговых сделок отнесены к компетенции суда по месту нахождения продавца" <1>.

<1> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 87.

В-четвертых, как указывалось выше, стороны, место жительства или место нахождения которых расположено на территории различных субъектов Российской Федерации, могут исключить споры, возникающие из заключенного ими договора, из компетенции суда (арбитражного суда) по месту жительства (или нахождения) одной из них (дерогационное соглашение о подсудности в чистом виде).
В-пятых, нужно иметь в виду, что в некоторых случаях основной (гражданско-правовой) договор может содержать в себе так называемое косвенное соглашение о подсудности <1>. Действительно, заключая договор, стороны нередко оговаривают в нем место исполнения обязательства. Это условие, согласованное сторонами, в силу ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, ч. 4 ст. 36 АПК РФ (альтернативная подсудность) позволяет истцу избирать компетентный суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо по месту исполнения договора. Таким образом, согласовывая место исполнения обязательств, стороны тем самым как бы расширяют границы подсудности возможных споров.

<1> См. о нем, например, п. 1.4 гл. II настоящей книги.

Как писал Е.В. Васьковский, "обязательная сила соглашения о подсудности выражается в том, что если истец предъявит иск в каком-либо другом суде, то ответчик вправе заявить отвод о неподсудности, и наоборот, когда иск предъявлен в избранном по соглашению сторон суде, то ответчик лишается права отвода, хотя бы дело по общим правилам подсудности подлежало ведению другого суда" <1>.

<1> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 154.

При этом принципиально важным является то обстоятельство, что соглашение о подсудности не только связывает стороны, которые должны соблюдать его условия при обращении в суд (арбитражный суд), но является обязательным и для суда (арбитражного суда). И, таким образом, судья обязан принять исковое заявление к производству, если изменение подсудности соглашением сторон произведено с соблюдением правил о договорной подсудности (ст. 32 ГПК РФ; ст. 37 АПК РФ).
Вследствие этого при анализе соглашения о подсудности суду (арбитражному суду) необходимо проверить его на предмет исполнимости, что подразумевает проверку того, что:
1) из формулировок соглашения явно следует, что воля его сторон была направлена на изменение территориальной подсудности определенного спора (категории споров) либо споров, возникающих из определенных правоотношений;
2) соглашение заключено в отношении общей или альтернативной (территориальной) подсудности;
3) в тексте соглашения содержится указание на суд (арбитражный суд), которому стороны договорились передать на рассмотрение и разрешение возникший или могущий возникнуть спор.
В условиях соответствия соглашения о подсудности названным критериям у суда (арбитражного суда) отсутствуют основания для возвращения искового заявления по мотиву его неподсудности данному суду (арбитражному суду) <1>.

<1> См., например, Постановления ФАС Московского округа от 11 апреля 2005 г. по делу N КГ-А40/2264-05; ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 апреля 2006 г. по делу N А19-3836/06-31- Ф02-1415/06-С2.

В то же время в ситуации, когда иск предъявляется с нарушением положения о подсудности, сформулированного в соглашении, исковое заявление подлежит возвращению заявителю (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ; п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ). Возвращение искового заявления по мотиву неподсудности дела одному суду (арбитражному суду) в соответствии с ч. 3 ст. 135 ГПК РФ, ч. 6 ст. 129 АПК РФ не препятствует повторному обращению с таким же исковым требованием в другой суд (арбитражный суд) с соблюдением положений, содержащихся в соглашении о подсудности.
Не исключено, что после принятия искового заявления к производству судом (арбитражным судом) ответчик будет возражать в отношении подсудности иска, ссылаясь на недействительность соглашения о подсудности или отсутствие у него юридической силы. При наличии таких возражений суд (арбитражный суд) должен исследовать соглашение о подсудности на предмет отсутствия дефекта воли сторон (например, в силу заблуждения, обмана и др.) либо очевидного отсутствия полномочий представителя стороны при подписании этого соглашения. Он также должен дать оценку доводам, если таковые были высказаны, об утрате соглашением юридической силы (например, вследствие расторжения этого соглашения или истечения срока действия этого соглашения, если стороны определили этот срок, и т.д.).
В том случае, если суд (арбитражный суд) согласится с обоснованностью хотя бы одного из указанных возражений (об отсутствии у соглашения юридической силы или о недействительности соглашения), данное дело признается принятым с нарушением правил подсудности и подлежит передаче в компетентный суд (арбитражный суд) в соответствии с положениями п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ.
Данное правило распространяется на случаи судебных ошибок, т.е. случаи, когда дело ошибочно было принято к производству. В ситуации же, когда дело было принято к производству с соблюдением правил подсудности, но в процессе разрешения спора стало подсудным другому суду (арбитражному суду), действует правило ч. 1 ст. 33 ГПК РФ, ч. 1 ст. 39 АПК РФ о том, что передача таких дел в другой суд (арбитражный суд) недопустима. Пример такой ситуации описан в литературе.
Акционерное общество обратилось в арбитражный суд А. с иском к муниципальному унитарному предприятию о взыскании задолженности по договору строительного подряда <1>. В данном договоре стороны закрепили условие о подсудности дел, возникающих из этого договора, арбитражному суду А. (при том, что место нахождения ответчика было на территории другого субъекта Российской Федерации).

<1> Подробнее об этом деле см.: Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 48 - 50.

Арбитражный суд А., установив, что договор строительного подряда является ничтожной сделкой, сделал вывод о том, что и содержащееся в нем условие об изменении подсудности (т.е. отнесении дела к подсудности арбитражного суда А.) ничтожно. Руководствуясь этим, арбитражный суд А. счел, что в данном случае действует общее правило территориальной подсудности, установленное ст. 35 АПК РФ, в соответствии с которым дело подлежит рассмотрению в арбитражном суде того же уровня по месту нахождения ответчика. И обосновав свое решение п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ, арбитражный суд А. направил дело в названный арбитражный суд.
Анализируя изложенное дело, нельзя оставить без внимания ошибочность признания недействительным соглашения о подсудности "вкупе" с основным договором (здесь - договором строительного подряда).
Основной договор и соглашение о подсудности являются самостоятельными (автономными) по отношению друг к другу, независимыми друг от друга. И, таким образом, даже отсутствие между сторонами гражданского правоотношения (по причине недействительности основного договора- сделки) не влечет автоматически недействительность соглашения о подсудности (т.е. налицо аналогия соотношения основного договора и арбитражного соглашения). И наоборот, недействительность соглашения о подсудности никоим образом не сказывается на действительности основного договора.
Подтверждение сказанному можно отыскать в норме ст. 446 ГК РФ, согласно которой стороны, не заключившие еще основного договора, вправе передать свои разногласия, возникшие при его заключении, на рассмотрение суда (государственного или третейского), что предполагает возможность заключения ими и соглашения о подсудности. Право зарубежных стран также подтверждает самостоятельность названных соглашений, допуская (хотя и ограниченно) заключение соглашений о подсудности в отношении будущих договоров <1>.

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 179.

Другой ошибкой арбитражного суда, допущенной в разобранном деле, было направление дела на рассмотрение в другой арбитражный суд при том, что само дело уже было фактически рассмотрено по существу (договор, положенный в основу иска, был признан ничтожным, дана оценка иным значимым для дела обстоятельствам), что нашло отражение в определении о передаче дела. То есть суд, признав себя некомпетентным в отношении принятого дела, при этом фактически предрешил дальнейшую судьбу спора <1>.

<1> В практике встречаются и иные ситуации: например, суд принял к своему производству дело об оспаривании договора, одним из условий которого было соглашение о подсудности. На предварительном судебном заседании "судья допустил высказывание, предрешающее разрешение дела, сказав, что договор ничтожен, а следовательно, действует общая территориальная подсудность, и передал дело в другой арбитражный суд по подсудности. Тем самым судья допустил две грубые ошибки: предрешил рассмотрение дела, что может быть основанием для отвода, направил дело подсудности в другой суд, хотя существовала договорная подсудность" (Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 45 - 46).

Положения, содержащиеся в ч. 1 ст. 33 ГПК РФ, ч. 1 ст. 39 АПК РФ, казалось бы, дают основания для вывода о том, что суд (арбитражный суд), обнаруживший ошибочность принятия дела к своему производству, должен без промедления передать это дело в другой (компетентный) суд (арбитражный суд). Однако такое умозаключение было бы слишком поспешным и непродуманным.
Существующая реальность не позволяет исключать ситуации, когда одна из сторон захочет воспользоваться ошибкой, допущенной судом при решении вопроса подсудности, использовав ее в свою пользу. Предположим следующее развитие событий.
Истец, добросовестно заблуждаясь, предъявил исковое требование с нарушением условия о подсудности, установленного соглашением о подсудности, которое суд принял к производству. Ответчик, не оспаривая подсудность дела, вступил в процесс, участвовал в судебном разбирательстве, полностью реализуя свои процессуальные права. Однако, убедившись, к примеру, в слабости собственной правовой позиции или недостаточности доказательственной базы, ответчик пришел к выводу о том, что данное дело, очевидно, будет разрешено не в его пользу. Уяснив данное обстоятельство, он может (вплоть до момента удаления суда в совещательную комнату для вынесения окончательного решения) заявить о неподсудности дела.
И в соответствии с положениями ч. 1 ст. 33 ГПК РФ и ч. 1 ст. 39 АПК РФ суд обязан передать дело в другой (компетентный) суд.
Таким образом, фактически разрешенное дело будет передано на рассмотрение и разрешение в другой суд (арбитражный суд), где судебное разбирательство должно начаться с самого начала, а уже установленные факты должны вновь доказываться сторонами.
Безусловно, такое положение вещей не совсем нормально. И, думается, для цели исключить вероятность манипулирования упомянутыми нормами процессуальное законодательство могло бы быть дополнено положением, подобным содержащемуся в законодательстве о третейском разбирательстве: сторона вправе заявить о неподсудности суду дела, принятого им к своему производству, до момента представления ею первого заявления по существу дела, за исключением случаев, когда нарушены императивные предписания о подсудности. То есть в ситуации, когда дело принято с нарушением правил общей, или альтернативной территориальной, или договорной подсудности, и ответчик, представляя отзыв по существу предъявленных требований, не указывает на это обстоятельство, дело переходит в разряд подсудных данному суду.
В ситуации отсутствия подобных норм суды пытаются искать выход из сложных ситуаций.
Так, истец в нарушение заключенного сторонами соглашения о подсудности спора предъявляет иск в арбитражный суд по месту нахождения ответчика <1>. Подсудность дела ответчиком в процессе судебного разбирательства не оспаривается.

<1> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 3 сентября 2002 г. по делу N Ф03- А80/02-1/1755.

Решение по делу выносится в пользу истца, и ответчик, обжалуя его в апелляционную инстанцию, указывает в числе прочих аргументов на нарушение договорной подсудности, установленной соглашением сторон.
Арбитражный суд апелляционной инстанции отменяет вынесенное решение и прекращает производство по делу.
Арбитражный суд кассационной инстанции, отменив постановление апелляционной инстанции, направляет дело в эту же инстанцию и указывает при этом следующее: "Вывод суда апелляционной инстанции является ошибочным, не соответствующим статьям 434, 435, 438 ГК РФ, так как фактически условие о подсудности по месту нахождения истца (Арбитражный суд г. Москвы), указанное в соглашении, сторонами было изменено, поскольку истец, предъявив иск по месту нахождения ответчика, тем самым предложил такие изменения в соглашении (оферта), а ответчик, направив отзыв по существу иска, не возразив против измененной подсудности, принял такие изменения (акцепт). Такие действия лиц, участвующих в деле, позволяют сделать вывод о том, что в соответствии со статьями 434, 435, 438, 452 ГК РФ стороны изменили условия договора о подсудности".
Согласившись с позицией недопущения в подобных условиях прекращения производства по делу, вряд ли можно поддержать вывод о договорном изменении подсудности: здесь свойство подсудности дела изменилось в силу отсутствия возражений ответчика.
На аналогичный подход, существовавший в дореволюционном праве, указывал Е.В. Васьковский, описывая ситуацию "незаявления ответчиком своевременно отвода о неподсудности: если иск предъявлен с нарушением правил подсудности и ответчик не возразил против этого НЕМЕДЛЕННО (выделено мной. - М.Р.), то производство дела будет продолжаться так же, как если бы оно было подсудно данному суду" <1>.

<1> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 154. При этом ученый пояснял: "Этот случай часто считают особым видом пророгации, именно молчаливым, безмолвным соглашением сторон. Но в действительности образ действий истца и ответчика может быть результатом не сознательного желания подчинить данное дело юрисдикции определенного суда, а просто ошибки или небрежности, если, например, истец обратился с иском в известный суд, ошибочно думая, что ответчик живет в округе этого суда, а ответчик пропустил срок на заявление отвода по небрежности. Следовательно, иск делается подсудным данному суду не потому, что состоялось молчаливое соглашение между сторонами, а потому, что ответчик не воспользовался предоставленным ему правом отвода".

Схожее по своей сути правило предусматривает гражданское процессуальное право Австрии: "Дело, неподсудное определенному суду, становится ему подсудно, если ответчик принимает участие в разбирательстве, не выдвигая возражений о неподсудности" <1>. При этом к возражениям по существу, как правило, не относят (1) заявления формального характера (об отводе судьи, о продлении процессуального срока или несоблюдении процедуры возбуждения производства по делу); (2) бездействие (т.е. незаявление возражений); (3) предложение переговоров о примирительной процедуре. Совершение подобных действий не лишает ответчика права заявить затем о неподсудности дела.

<1> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 160.


Tue, 26 Feb 2013 12:39:55 +0000
3. Заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение

3. Заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение

Процессуальное законодательство предусматривает различные моменты возникновения права на заключение соглашения о подсудности. Так, ст. 32 ГПК РФ устанавливает право сторон изменить подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. В то же время ст. 37 АПК РФ говорит о возможности изменения подсудности до момента принятия арбитражным судом заявления к своему производству.
Такие, казалось бы, небольшие лингвистические отличия в положениях процессуального законодательства на самом деле свидетельствуют о принципиально разных подходах к решению вопроса о моменте возникновения права на заключение соглашения о подсудности.
Как обоснованно указывает Н.Г. Елисеев, то обстоятельство, что ст. 32 ГПК РФ предусматривает возможность изменения именно данного дела, означает допустимость соглашения только в отношении уже возникшего спора (юридического дела) <1>. Иными словами, законодатель в этой статье связывает факт наступления возможности изменения территориальной подсудности с фактом возникновения спора (юридического дела). Следовательно, в отношениях с участием граждан недопустимы соглашения о подсудности в отношении возможных в будущем споров: такого рода соглашения не будут иметь правового значения.

<1> См. об этом подп. "а" п. 3.2 ч. 3 гл. II настоящей книги.

Данный подход можно объяснить важностью защиты интересов неосведомленной или экономически зависимой, т.е. заведомо более слабой стороны. Это подтверждается законодательством многих стран, где, как правило, предпринимают попытки исключить навязывание потенциально слабой стороне условия о рассмотрении спора в суде, удобном для сильной стороны. В частности, нередко устанавливается прямой запрет на заключение соглашения о подсудности применительно к будущим спорам в отношениях с потребителями (а также в трудовых отношениях, отношениях по страхованию) либо соглашения о подсудности в отношениях с участием граждан вовсе запрещаются (как это имеет место в праве Франции и Германии, на что указывалось в ч. 1 настоящей главы).
Уяснение и реальное следование судов общей юрисдикции изложенному подходу позволят исключить случаи навязывания соглашения о подсудности, которое на сегодняшний день достаточно распространено, либо неочевидной оговорки о подсудности, включаемой в основной договор <1>.

<1> Как пишет Я.В. Грель, Верховный Суд РФ не проявил должную интуицию (Определение Верховного Суда РФ от 19 ноября 1999 г.), когда, соглашаясь с допустимостью договора о подсудности в отношениях с потребителями, проигнорировал основной смысл законодательства о защите прав потребителей - предоставить гарантии социально слабой стороне в заведомо неравных отношениях с контрагентами-предпринимателями. Названный автор указывает, что "свобода договора, на которую ссылается суд, не может быть использована в нарушение предоставленных законом гарантий. Само заключение договора в сфере потребительской торговли происходит, как правило, посредством присоединения потребителя к предложенному договору, что лишает его участия в определении условий договора. Тем более оговорка о подсудности, содержащаяся в договоре, для рядового потребителя попросту ничего не говорит" (Грель Я.В. Соглашение о подсудности в гражданском процессуальном праве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 8 (СПС "КонсультантПлюс")).

Например, это поможет решить проблему переноса всех споров, касающихся потребительского кредитования, в место нахождения банков потребкредитования, что серьезно ограничивает потребителей, нередко проживающих на значительном удалении от этих банков, в возможности адекватной и эффективной защиты своих прав. Роспотребнадзор, пытаясь решить означенную проблему, издал письмо от 25 сентября 2007 г. N 0100/9706-07-32 "О контроле и надзоре в сфере потребительского кредитования (дополнение к письму от 12 июля 2007 г. N 0100/7062-07-32)" <1>, в котором указал: "Включение в кредитный договор условий, лишающих потребителя его законного права выбора способа защиты в суде по территориальному признаку, в том числе по месту его пребывания, составляет объективную сторону административногоправонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ". С данным выводом можно согласиться только в части недопустимости включения в кредитный договор соглашения о подсудности, но обоснование этому должно быть другим: ст. 32 ГПК РФ устанавливает возможность изменить территориальную подсудность только возникшего спора, что лишает стороны права заранее установить суд, которому будет подсуден спор, еще не возникший между сторонами.

<1> См.: http://www.rospotrebnadzor.ru/docs/letter/?id=1470.

Принципиально иной подход заложен в нормах АПК РФ: стороны коммерческих отношений вольны заключить соглашение о подсудности в любой момент до принятия заявления к производству (т.е. право сторон на изменение подсудности никак не связывается с фактом возникновения спора). А это в свою очередь наделяет их возможностью заключить соответствующее соглашение как в отношении возможного (будущего) спора, так и в отношении спора уже возникшего.
В любом из названных выше случаев возможность изменения территориальной подсудности дела соглашением сторон существует до даты вынесения судом (арбитражным судом) определения о принятии заявления к производству и возбуждения производства по делу. И в том случае, если соглашение о подсудности заключено после вынесения названного определения, оно, как обоснованно указывает А.М. Гребенцов, не влечет правовых последствий и не должно (да и не могло) приниматься во внимание судом при определении подсудности заявленного иска <1>.

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Норма, 2006. С. 108. См. также: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 74.

Вместе с тем существует исключение из общего правила: п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ и п. 2 ч. 2 ст. 39 АПК РФ предоставляют сторонам на стадии рассмотрения дела право заявлять ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств. Учитывая, что такое ходатайство должны заявить обе стороны, подразумевается, что ими было достигнуто двустороннее соглашение, изменяющее подсудность уже принятого к производству дела.
Возможность удовлетворения подобного ходатайства ограничена, во-первых, общим правилом о недопустимости изменения родовой и исключительной (территориальной) подсудности дела <1> и, во-вторых, необходимостью обоснования этого ходатайства тем, что большинство доказательств по данному делу находится на территории другого субъекта Российской Федерации, нежели суд (арбитражный суд), на рассмотрении которого находится дело. При соблюдении названных правил вновь действует исключение из общего правила: при общем запрете на передачу дела, принятого с соблюдением правил подсудности, из одного суда (арбитражного суда) в другой <2> наличие упомянутого ходатайства позволяет передать дело на рассмотрение суда (арбитражного суда) по месту нахождения большинства доказательств.

<1> На это обстоятельство обращается внимание в литературе: "Так, арбитражный суд удовлетворил ходатайство стороны о передаче дела о несостоятельности (банкротстве) в другой арбитражный суд по месту нахождения большинства доказательств. Однако исключительная подсудность не может быть изменена, и дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения должника (ч. 4 ст. 38 АПК РФ)" (Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 46).
<2> Согласно ч. 1 ст. 33 ГПК РФ и ч. 1 ст. 39 АПК РФ дело, принятое судом (арбитражным судом) к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено этим судом (арбитражным судом) по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду (арбитражному суду).

Таким образом, при том, что общим правилом является заключение соглашения о подсудности до момента принятия судом (арбитражным судом) дела к производству, стороны не лишены права в специально оговоренном в законе случае изменить подсудность уже принятого к производству дела.
Рассматривая поставленный вопрос заключения соглашения о подсудности, нельзя вновь не посетовать на отсутствие его надлежащего правового регулирования и, в частности, на отсутствие в действующем законодательстве требований к форме этого соглашения.
В данных обстоятельствах, по мнению А.М. Гребенцова, имеются основания для вывода о том, что "требования к его (соглашения о подсудности. - М.Р.) форме вытекают из общих положений ГК о форме сделок (ст. ст. 158 - 163). Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны заключаться в простой письменной форме" <1>. Это мнение, как представляется, заслуживает поддержки.

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. С. 108; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. С. 74.

Вместе с тем настаивать на целесообразности использования письменной формы соглашения о подсудности можно, руководствуясь следующим <1>.

<1> Отчасти подтверждением необходимости письменной формы соглашения о подсудности является установленное ч. 2 ст. 249 АПК РФ требование о письменной форме соглашения о международной подсудности, - соглашения по своей сути близкого, но, безусловно, не тождественного соглашению о подсудности (к сожалению, некоторые авторы отождествляют соглашение о международной подсудности и соглашение о подсудности (см., например: Грель Я.В. Указ. соч.).

Как было сказано выше, по общему правилу соглашение о подсудности должно быть заключено сторонами до возбуждения производства по делу. Вопрос принятия дела к производству суд (арбитражный суд) решает на основании документов, приложенных к исковому заявлению, без заслушивания сторон. Поскольку соглашение о подсудности позволяет сделать вывод о наличии у суда (арбитражного суда) компетенции на рассмотрение переданного дела, проверка существования действительного соглашения о подсудности будет одной из его первоочередных задач. И отсутствие прямого и убедительного доказательства достижения сторонами соглашения о подсудности может привести к возвращению искового заявления по мотиву неподсудности (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ; п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ).
Изложенные умозаключения позволяют в условиях действующего законодательства возражать и против утверждений о возможности заключения соглашения о подсудности путем предъявления истцом иска по его выбору в ситуации, когда такое право у него отсутствует, и последующем (молчаливом или явно выраженном) согласии ответчика на разбор дела этим судом.
Такая форма заключения соглашения вполне допустима в третейском разбирательстве: согласно п. 2 ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" арбитражное соглашение помимо прочего считается заключенным в письменной форме и в случае обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон говорит о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Это обусловлено в том числе и тем, что арбитраж (третейский суд) в самостоятельном порядке решает вопрос собственной компетенции и не лишен возможности в процессе рассмотрения спора, сделав вывод об отсутствии у него таковой, прекратить третейское разбирательство.
Компетенция же государственного суда не может определяться подобным образом в условиях того, что: 1) подсудность может быть изменена соглашением сторон только до момента возбуждения производства по делу; 2) вопрос возбуждения производства по делу решается судом (арбитражным судом) только на основании документов, представленных истцом; 3) закон предусматривает письменную форму сделки, заключаемой юридическими лицами (п. 1 ст. 161 ГК РФ).
И, таким образом, вопрос подсудности должен быть согласован сторонами до момента принятия судом дела к производству, что и позволит суду (арбитражному суду) однозначно решить вопрос о наличии либо отсутствии у него компетенции в отношении этого дела и вынести определение о возбуждении производства по делу либо о возвращении искового заявления соответственно.
Ошибка, допущенная самим судом (арбитражным судом) при определении подсудности (но не изменение сторонами подсудности дела (!)), может послужить основанием для передачи дела в другой суд (арбитражный суд), если в процессе рассмотрения дела эта ошибка будет установлена; выявление такой ошибки не может влечь оставление заявления без рассмотрения или прекращение производства по делу. Следует добавить, что передача дела в другой суд (арбитражный суд) может быть последствием возражений ответчика против подсудности спора (сделанных своевременно, о чем указывалось в ч. 2 настоящей главы) и согласия с ними суда (арбитражного суда). Однако, думается, суд (арбитражный суд) не может по собственной инициативе выявлять допущенные при определении подсудности ошибки и исправлять их путем направления дела в другой суд (арбитражный суд), если стороны молчат об этом.
В случае, если нарушение правил подсудности было выявлено уже после рассмотрения дела по существу вышестоящей инстанцией (при пересмотре дела в апелляционном, кассационном или надзорном порядке), такое нарушение само по себе не рассматривается в качестве безусловного основания для отмены вынесенного по делу судебного акта <1>. Только доказав, что нарушение правил подсудности привело к принятию неправильного решения либо имеются и иные основания для отмены вынесенного решения, заявитель жалобы может претендовать на отмену состоявшегося судебного акта.

<1> Данная позиция была отражена, например, в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 21 мая 2002 г. по делу N Ф03-А80/02-1/851.

Необходимость решения судом (арбитражным судом) вопроса подсудности до возбуждения производства по делу обосновывает требование о приложении к исковому заявлению доказательств, безусловно подтверждающих наличие между сторонами соглашения о подсудности. Таким (безусловным) подтверждением может выступить соглашение о подсудности, облаченное в письменную форму.
С позиции положений действующего гражданского законодательства под письменной формой сделки понимается составление документа, определяющего содержание сделки и подписанного лицом, от имени которого сделка совершена, или уполномоченным им лицом (п. 1 ст. 160 ГК РФ).
Как правило, упоминая письменную форму сделки, имеют в виду наиболее распространенный ее вид - единый договор - документ, подписанный сторонами. Однако гражданское право, как известно, допускает заключение договора и иным образом - путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи при условии, что есть возможность достоверно установить, что данный документ исходит от стороны по договору.
С учетом сказанного можно говорить о том, что письменная форма соглашения о подсудности подразумевает его заключение не только в виде (1) самостоятельного договора либо (2) отдельного пункта в основном договоре (оговорка о подсудности) <1>, но и (3) путем обмена документами, позволяющими установить, что они исходят от стороны по договору. В то же время выражение соглашения о подсудности в ходатайствах, заявляемых перед судом <2>, представляет собой исключение из общего правила, поскольку применимо только в отношении случаев, когда стороны в процессе рассмотрения дела ходатайствуют о передаче дела по месту нахождения большинства доказательств (ч. 1 ст. 33 ГПК РФ; ч. 1 ст. 39 АПК РФ).

<1> В частности, в Постановлении ФАС Уральского округа от 29 августа 2007 г. по делу N Ф09-6960/07-С5 указывается на то, что соглашение об изменении общих правил подсудности может быть заключено в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорка, включенная отдельным пунктом в основной договор.
<2> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. С. 108 - 109; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. С. 74; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. С. 105.

Примечательно, что гражданское процессуальное право Швейцарии предусматривает заключение соглашения о подсудности "в письменной форме, посредством обмена телеграммами, телефаксами или с помощью иных средств связи, позволяющих на основе письменных доказательств установить наличие соглашения... Устные соглашения в принципе являются недействительными... Соглашение может быть изложено в двух различных документах, но при условии, что они позволяют сделать однозначный вывод о согласованности воли сторон. Их тексты по своему содержанию должны быть связаны между собой" <1>.

<1> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 176, 178. Письменную форму соглашения о подсудности предусматривает и право Греции и Италии. Однако справедливости ради нельзя не отметить, что в праве некоторых зарубежных стран не устанавливается обязательность письменной формы соглашений о подсудности. Например, согласно праву Австрии и Германии достаточно в исковом заявлении указать на наличие договоренности; однако в случае спора должны быть представлены именно письменные доказательства ее существования (Там же. С. 137, 160, 186, 211).

С учетом сказанного можно говорить о том, что наиболее целесообразным было бы заключение соглашения о подсудности в виде единого документа, подписанного сторонами. Это позволит не только избежать неопределенности в вопросе о том, заключено ли сторонами соглашение о подсудности, но и точно установить содержание самого соглашения.
При этом в коммерческих отношениях соглашение о подсудности может быть оформлено самостоятельным договором-документом либо включено в виде оговорки о подсудности в текст основного договора. В то же время в отношениях с участием граждан это всегда самостоятельный договор-документ, поскольку, как уже указывалось выше, соглашение о подсудности в отношениях с участием граждан допустимо только после возникновения спора, что в свою очередь исключает возможность оформления его одновременно или в самом основном договоре. Такой законодательный подход (применительно к отношениям с участием граждан) исключает случаи фактически одностороннего изменения подсудности, когда более сильная экономически сторона навязывает удобный для себя суд более слабой стороне (например, путем включения соглашения о подсудности в типовой договор, бланк заказа и т.д.) <1>.

<1> "Оговорка об изменении территориальной подсудности может быть противопоставлена только той стороне, которая знала о ней и согласилась на нее при подписании контракта. Одностороннее заявление об изменении компетенции, сделанное, например, в заказе на поставку товара или в счете-фактуре... и в ясно выраженной форме не одобренное контрагентом (его молчание не рассматривается как согласие), юридического значения не имеет" (Гражданский процесс зарубежных стран: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Давтян. М: Велби; Проспект, 2008. С. 125).

При заключении соглашения о подсудности сторонам надлежит избрать суд (арбитражный суд), в который они обратятся за рассмотрением и разрешением спора. При этом сторонам необходимо согласовать не один (как казалось бы), а два вопроса.
Во-первых, стороны должны определить объем соглашения.
Для создания ориентиров в целях правильного решения этого вопроса целесообразно обратиться к праву зарубежных стран (что предопределено скудостью, вернее, ничтожностью российской судебной практики в отношении соглашений о подсудности).
В австрийском праве предусмотрено, что соглашение может регулировать подсудность либо (1) определенного спора, либо (2) дел, вытекающих из определенных правоотношений (например, все споры из договора товарищества). Оговорка "все споры, которые могут возникнуть между нами, подлежат разрешению в ..." в силу своей неопределенности не признается в качестве влекущей правовые последствия <1>.

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 159.

В силу положений итальянского права соглашение о подсудности может относиться к одному делу или к ряду определенных дел.
Швейцарское право допускает возможность для сторон договориться об изменении подсудности споров только из определенных правоотношений, что исключает неограниченный отказ от предусмотренного законом суда. По той же причине недопустима оговорка о передаче на разрешение конкретного суда "всех дел, которые могут возникнуть в отношениях между ними". В то же время допускается установление подсудности споров в отношении будущих договоров сторон, если эти договоры вполне определенны (по виду и предмету), например, регулярно заключаемы сторонами договоры. При этом признается, что оговорка "все требования из настоящего договора... " охватывает наряду с договорными притязаниями также и внедоговорные, которые могут быть предъявлены в связи с признанием договора недействительным или его расторжением <1>.

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 178 - 179.

Итак, круг споров, передаваемых на рассмотрение суда (арбитражного суда), может быть определен широко, например: "Все споры и требования, возникающие из настоящего договора и в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности... " либо кратко: "все споры и требования, возникающие из договора и в связи с ним...". И в этом случае объем соглашения о подсудности охватывает все возможные споры, вытекающие из данного договора (т.е. стороны своим соглашением определили (договорное) правоотношение, споры из которого будут подсудны конкретному суду).
В других случаях круг споров, включаемых в объем соглашения о подсудности, определяется сторонами достаточно узко: например, стороны относят к компетенции суда (арбитражного суда) "спор, касающийся денежных обязательств, возникающих из настоящего договора". В этом случае в суд (арбитражный суд), избранный сторонами, могут передаваться лишь те споры, которые специально названы сторонами в соглашении о подсудности (входящие в объем соглашения о подсудности); остальные же споры из этого договора подлежат рассмотрению и разрешению судом (арбитражным судом) по общим правилам, установленным ГПК РФ и АПК РФ соответственно.
Соглашение о подсудности может предусматривать и заключение его в отношении одного конкретного спора, как правило, уже возникшего между сторонами. Это положение распространяется прежде всего на отношения с участием граждан, а также на отношения, которые возникли не из договора (отношения из причинения вреда, неосновательного обогащения и проч.).
Недопустимым же в силу неопределенности является такое соглашение о подсудности, которое точно не предопределяет спор (либо категорию споров) или правоотношение, из которого спор возникает, а оперирует общими словами, например, оговорка: "Все споры, возникающие между сторонами, подлежат рассмотрению в ... "
Во-вторых, в соглашении о подсудности должно содержаться обозначение суда (арбитражного суда) - указание, которое, собственно, и создает определенность в вопросе места рассмотрения и разрешения спора (места суда).
Вновь обратившись к праву зарубежных стран, можно установить следующее.
Швейцарским правом предусмотрено, что стороны должны указать на суд с достаточной определенностью, хотя и не обязательно воспроизводить полное наименование суда, достаточно указать место судебного разбирательства, например: "суд по месту жительства стороны". Возможно и альтернативное установление подсудности: "суд по месту жительства продавца или по месту передачи товара" <1>.

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 179.

Законодательство Испании предполагает "наличие между сторонами соглашения, точно указывающего на округ, судам которого они себя подчиняют (ст. 55 ГПК)" <1>.

<1> Там же. С. 201.

Руководствуясь сказанным, можно говорить об отсутствии надобности указывать в соглашении о подсудности точное наименование суда (арбитражного суда), что существенно отграничивает его от арбитражного (третейского) соглашения, требующего указания точного и полного наименования арбитража (третейского суда) <1>. Сторонам соглашения о подсудности важно определить именно место судебного разбирательства (место суда), а установление этого условия позволит определить компетентный государственный суд (соответственно суд общей юрисдикции или арбитражный суд).

<1> Такое требование к арбитражному (третейскому) соглашению объясняется тем, что неполное или неточное указание наименования арбитража может привести к неисполнимости этого соглашения.

И здесь необходимо отметить один нюанс: избирая в качестве компетентного суда арбитражный суд (государственный суд, входящий в систему федеральных арбитражных судов), в соглашении необходимо употреблять термин "арбитражный суд", а не "арбитраж". Дело в том, что несмотря на то, что система федеральных арбитражных судов была сформирована еще в 1992 г. <1>, входящие в нее арбитражные суды по старинке часто именуют арбитражами или государственными арбитражами. Такое наименование государственных судов неверно, но, что еще более удручающе, при использовании этого наименования в соглашении о подсудности оно меняет вид этого соглашения, по сути "переводя" его в категорию арбитражного (третейского) соглашения (которое, кстати, будет неисполнимо). Таким образом, стороны, например, договора купли-продажи, договорившиеся о том, что "все споры, возникающие из данного договора, подлежат разрешению в арбитраже по месту нахождения продавца", заключают соглашение, которое не будет иметь правовых последствий <2>.

<1> Еще в период формирования системы федеральных арбитражных судов, построенной на обломках системы квазисудебного органа - государственного арбитража, предлагаемое название "арбитражные суды" подвергалось со стороны ведущих правоведов обоснованной критике со ссылками на законодательство иностранных государств, в котором термином "арбитраж" обозначают третейский суд, т.е. суд негосударственный, не входящий в судебную систему государства. К сожалению, данное наименование федеральных государственных судов не было заменено, и теперь в литературе встречаются различные вариации на эту тему в виде терминов "государственный арбитраж", "третейский арбитраж", "негосударственный арбитражный суд" и проч. Еще больше удручает то, что и судебные органы нередко не видят различий между арбитражными соглашениями и соглашениями о подсудности, употребляя обобщающее (и неверное!) словосочетание "арбитражное соглашение о подсудности" (см., например, п. 2.5 Рекомендаций Президиума Арбитражного суда Республики Марий Эл от 6 мая 2006 г. N 8/06 (http://www.mari-el.arbitr.ru/pract/nauchnie_rekomendacii/2297.html); Постановление ФАС ЗападноСибирского округа от 28 апреля 2005 г. по делу N Ф04-1127/2005(9355-А27-30)).
<2> Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12 сентября 2000 г. по делу N А56-11527/2000 указывалось следующее: "В договоре... стороны предусмотрели, что споры по договору подлежат рассмотрению в арбитраже, причем арбитражное разбирательство должно производиться в Санкт-Петербурге. Указанное условие получило надлежащую оценку суда, который пришел к правомерному выводу, что соглашения об изменении подсудности договор не содержит".

Определяя суд (арбитражный суд), стороны могут указать место рассмотрения и разрешения спора путем:
- привязки к какому-либо критерию или критериям (например, "арбитражный суд по месту нахождения арендодателя");
- указания официального наименования избранного ими суда (например, "Арбитражный суд г. Москвы");
- указания на конкретную территорию (например, "арбитражный суд первой инстанции в г. Вологде") <1>.

<1> См., например, Постановление ФАС Центрального округа от 26 февраля 2007 г. по делу N А23-3468/06Г-4-64-В. Из текста данного Постановления усматривается, что стороны закрепили в договоре оговорку о том, что споры между ними "подлежат разрешению в претензионно-исковом порядке в арбитражных органах г. Обнинска". Такая формулировка оговорки привела к тому, что Арбитражный суд Калужской области не признал себя компетентным судом в отношении иска, возникшего из данного договора, и возвратил исковое заявление по мотиву неподсудности.

Арбитражный суд кассационной инстанции обоснованно отменил данное определение и, направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее: "В соответствии со ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора...
Из условий п. 6.5 договора... усматривается, что воля сторон при определении судебного органа, в котором должны разрешаться споры, была направлена на установление договорной подсудности, что соответствует требованиям ст. 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При этом из смысла данного условия договора следует, что в качестве такого органа стороны имели в виду арбитражный суд, под юрисдикцией которого находится г. Обнинск, то есть Арбитражный суд Калужской области".
В любом случае для признания оговорки о подсудности действительной необходимо, чтобы суд (арбитражный суд), на рассмотрение и разрешение которого стороны намерены передать свой спор (споры), был определен без особого труда. То есть формулировка соглашения должна отвечать требованию определенности, что и позволит рассматривать соглашение о подсудности как действующее и исполнимое. Учитывая, что целью соглашения о подсудности является исключение неопределенности и неудобства в вопросе определения компетентного суда, вряд ли можно признать юридическую силу, например, за оговоркой: "Споры, возникающие из данного договора, подлежат рассмотрению по месту, избираемому истцом".
Правоведы сходятся во мнении о том, что соглашение о подсудности, заключенное сторонами, не допускает его изменения и расторжения в одностороннем порядке: это допустимо только путем заключения соответствующего договора (соглашения) об изменении или расторжении соглашения о подсудности <1>. При этом возможность изменения и расторжения соглашения о подсудности ограничена тем же сроком, что и заключение соглашения о подсудности, - возбуждением производства по делу судом (арбитражным судом). За этим рубежом изменение или расторжение соглашения о подсудности не имеет какого-либо правового значения, поскольку принятие судом (арбитражным судом) заявления к производству с соблюдением условий, содержащихся в соглашении о подсудности, реализует это соглашение.

<1> См., например, Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. С. 105 (автор комментария - В.М. Жуйков).

Данное утверждение находит подтверждение в судебной практике.
Как было установлено арбитражным судом кассационной инстанции при рассмотрении одного из дел, суд первой инстанции возвратил исковое заявление по мотиву неподсудности дела данному арбитражному суду <1>. При этом в качестве основания для возвращения искового заявления арбитражный суд указывал на согласование сторонами в тексте основного договора (ненадлежащее исполнение которого послужило основанием для предъявления иска) условия о подсудности всех споров, связанных с данным договором, другому арбитражному суду.

<1> Дело приводится по кн.: Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 50.

Между тем из материалов дела усматривалось, что первоначальное соглашение о подсудности было изменено дополнительным соглашением сторон, причем копия этого дополнительного соглашения была приложена к исковому заявлению вместе с соглашением в первоначальной редакции.
В силу ст. 37 АПК РФ подсудность может быть изменена сторонами до момента принятия арбитражным судом дела к своему производству, поэтому суд должен был учесть дополнительное соглашение, заключенное сторонами во изменение первоначального соглашения в пределах установленного законом срока и по-иному определявшее подсудность споров. Учитывая, что арбитражным судом первой инстанции при решении вопроса о подсудности дела названное обстоятельство не было учтено, арбитражный суд кассационной инстанции отменил определения о возвращении искового заявления.


Tue, 26 Feb 2013 12:42:04 +0000
4. Отсутствие, недействительность соглашения о подсудности или утрата его юридической силы

4. Отсутствие, недействительность соглашения о подсудности или утрата его юридической силы

Выше уже говорилось об автономности соглашения о подсудности от основного договора (см. ч. 2 настоящей главы), следствием чего был вывод о том, что недействительность основного договора не влияет на юридическую силу и действительность соглашения о подсудности. Логическим продолжением этого вывода является заключение, согласно которому основанием для утверждения об отсутствии между сторонами или недействительности соглашения о подсудности будут лишь дефекты самого этого соглашения. Не вдаваясь в давно ведущуюся дискуссию о соотношении последствий незаключенного и недействительного договора, представляется целесообразным в рамках данной работы ограничиться рассмотрением таких дефектов соглашения о подсудности, наличие которых позволяет говорить о том, что оно не влечет правовых последствий (в силу незаключенности (отсутствия) или недействительности).
Одним из таких дефектов является "распоряжение" в соглашении о подсудности родовой и исключительной подсудностью. Учитывая, что такое соглашение прямо противоречит положениям процессуального законодательства, устанавливающего договорную подсудность (и об этом уже упоминалось ранее), такое соглашение в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным. Вследствие сказанного соглашения о подсудности, содержащие данный дефект, не могут приниматься во внимание при решении вопроса о подсудности иска.
Так, в арбитражный суд А. поступило дело из арбитражного суда Б. о признании должника несостоятельным (банкротом) <1>. Передача дела из одного арбитражного суда в другой обосновывалась тем, что в гражданско-правовом договоре (обязанности по которому не были исполнены должником) содержалось условие о том, что все споры, связанные с этим договором и возникающие из этого договора, передаются сторонами на разрешение арбитражного суда А.

<1> См.: Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 50.

Местом нахождения должника был город, расположенный на территории субъекта Российской Федерации Б., в арбитражный суд которого кредитор и направил заявление о признании должника банкротом.
Арбитражный суд Б., исходя из того, что требование, содержащееся в заявлении, проистекает из неисполнения должником обязательства по договору, и руководствуясь ст. 37 АПК РФ, пришел к выводу о необходимости передачи данного дела в арбитражный суд А. в соответствии с условиями соглашения о подсудности.
Вместе с тем арбитражный суд Б. не учел, что в соответствии с п. 4 ст. 38 АПК РФ заявление о признании должника банкротом подается в арбитражный суд по месту нахождения должника; данное правило исключительной подсудности не может быть изменено соглашением сторон (ст. 37 АПК РФ). В итоге дело было вновь передано в арбитражный суд Б.
Подобное же изложенному положение прямо закреплено в ГПУ Германии, § 40 (2) которого предусматривает недопустимость соглашений о подсудности в тех случаях, когда для иска предусмотрена исключительная подсудность <1>.

<1> Гражданское процессуальное уложение Германии / Введение сост. В. Бергман. С. 13.

Другим дефектом, который препятствует признанию за соглашением о подсудности правовых последствий, является несогласованность в части определения (1) спора (споров) или правоотношений, из которых возникает спор, либо (2) суда (арбитражного суда), к компетенции которого данный спор (споры) относится, либо такая (неопределенная) формулировка условий соглашения о подсудности, которая затрудняет однозначное установление спора (споров) или суда (арбитражного суда), на которые распространяется данное соглашение.
В подобном случае, руководствуясь нормой п. 1 ст. 432 ГК РФ, согласно которой договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, можно говорить о том, что соглашение о подсудности не заключено: в нем не согласовано его существенное условие. Это и объясняет вывод об отсутствии юридической силы у такого соглашения о подсудности (в германском праве предусматривается, что соглашение о подсудности не имеет юридической силы, если оно не касается определенного правоотношения и споров, из него вытекающих (§ 40 (1) ГПУ Германии)).
Данная позиция находит свое подтверждение и в судебной практике: суды при определении компетенции в отношении переданного на их рассмотрение спора отказываются учитывать соглашения о подсудности, в которых подобные условия сформулированы неоднозначно.
Перечисленные дефекты препятствуют признанию за соглашением о подсудности свойства исполнимости (см. о нем ч. 2 настоящей главы) и поэтому должны быть выявлены судом (арбитражным судом) на этапе принятия дела к производству.
Иные дефекты соглашения о подсудности могут быть установлены уже на стадии рассмотрения собственно дела на основании соответствующего возражения заинтересованной стороны - ответчика по делу, который должен не только заявить возражение о недействительности соглашения о подсудности или его отсутствии, но и представить надлежащие доказательства.
Так, оспаривание соглашения о подсудности может осуществляться, в частности, по мотиву:
- его заключения неуполномоченным лицом (со стороны истца или ответчика по делу);
- утраты соглашением о подсудности юридической силы в связи с его изменением или расторжением сторонами либо по причине истечения срока, на который данное соглашение было заключено;
- недействительности по причине порока воли (соглашение было заключено под влиянием обмана, заблуждения, насилия и т.д.);
- заключения его лицом, не обладающим необходимой сделкоспособностью.
Такого рода возражения (против действительности или наличия у соглашения о подсудности юридической силы) должны быть проверены судом (арбитражным судом) в случае заявления соответствующего возражения и при их подтверждении убедительными и надлежащими доказательствами положены в основу вывода о передаче дела в другой суд (арбитражный суд).
Рассмотрение вопросов, связанных с отсутствием, недействительностью или утратой юридической силы соглашением о подсудности, будет неполным, если оставить без внимания проблему манипулирования подсудностью. К сожалению, эта проблема получила весьма широкое распространение, и решение ей пока не найдено.
Применительно к соглашению о подсудности эта проблема проявляется в том, что нередко для того, чтобы обойти условия соглашения о подсудности, истец (под любым надуманным предлогом) включает в исковое заявление другого ответчика, который проживает или находится на территории иного субъекта Российской Федерации. Далее, основываясь на правилах альтернативной подсудности (ч. 1 ст. 31 ГПК РФ или ч. 2 ст. 36 АПК), предоставляющих ему возможность обратиться с иском по месту проживания или месту нахождения одного из ответчиков, истец предъявляет иск по месту "дополнительного" ответчика.
Как отмечает С.И. Комарицкий, последующее прекращение дела в отношении фальшивого соответчика не может изменить ситуацию: согласно ч. 1 ст. 39 АПК РФ и ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, возбужденное в соответствии с правилами подсудности, подлежит рассмотрению в суде, его возбудившем, даже если в процессе рассмотрения дела его подсудность изменится <1>. И далее он делает вывод о том, что подобные манипуляции представляют собой не что иное, как злоупотребление правом, которое может влечь за собой отказ в защите права (ст. 10 ГК РФ) и выражает сожаление по поводу того, что подобная проблема не нашла своего адекватного решения в судебной практике.

<1> См.: Комарицкий С.И. Указ. соч.

Действительно, опираясь на вывод о том, что "соглашение об изменении территориальной подсудности не может быть признано правомерным, так как сторонами в данном деле являются не только участники названного соглашения" <1>, сделанный Президиумом ВАС РФ при пересмотре конкретного дела, арбитражные суды делают общий вывод о том, что "правила о договорной подсудности не применяются при множественности лиц, привлеченных к делу" <2>.

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 11 августа 1998 г. N 2883/98.
<2> См. п. 2.5 Рекомендаций Президиума Арбитражного суда Республики Марий Эл от 6 мая 2006 г. N 8/06 (http://www.mari-el.arbitr.ru/pract/nauchnie_rekomendacii/2297.html).

Между тем правильность последнего вывода очевидна только в отношении небольшого сегмента дел; в ситуациях же дополнительного привлечения истцом фиктивного ответчика (для целей исключить действие условий соглашения о подсудности) такой вывод является неверным.
Думается, что обозначенная проблема манипуляций с подсудностью должна получить следующее разрешение. Установив, что привлечение к участию в деле другого ответчика не имело под собой правовых оснований, суд (арбитражный суд) прекращает производство по делу в его отношении. Далее, при отсутствии возражений со стороны ответчика суд (арбитражный суд) продолжает рассмотрение дела по существу в отношении надлежащего ответчика. Если же надлежащий ответчик заявляет о нарушении истцом условий соглашения о подсудности (совершенного путем привлечения другого, фиктивного, ответчика), то суд (арбитражный суд), руководствуясь положениями п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ, передает дело на рассмотрение другого суда (арбитражного суда).
В завершение настоящей главы хотелось бы отметить, что отсутствие законодательного регулирования соглашения о подсудности существенно ограничивает и затрудняет применение этого важного средства правовой защиты. Практика его использования объективно нуждается в создании законодательных основ.


Wed, 27 Feb 2013 10:28:30 +0000
Глава II. Соглашение о международной подсудности

Глава II. Соглашение о международной подсудности

1. Понятие и квалификация соглашения о международной подсудности
1.1. Основные проблемы правового регулирования и действия соглашения
1.2. Понятие международной подсудности
1.3. Проблема выбора места суда и соглашение о подсудности как способ ее решения
1.4. Понятие соглашения о международной подсудности
2. Право, применимое к соглашениям о международной подсудности, и общие принципы разрешения правовых коллизий
2.1. Действие международных актов
2.2. Действие норм внутреннего права
3. Условия действительности соглашения о международной подсудности
3.1. Способности сторон заключать соглашение о международной подсудности
3.2. Срок, в течение которого соглашение может быть заключено
3.3. Допустимость предмета соглашения
3.4. Определенность соглашения
4. Заключение соглашения о международной подсудности
5. Форма соглашения о международной подсудности

5.1. Общие положения
5.2. Форма соглашения по российскому праву
5.3. Коллизионные проблемы регулирования формы соглашения
5.4. Форма соглашения в соответствии с нормами европейского права
6. Подсудность, основанная на безоговорочном вступлении ответчика в процесс
7. Действие соглашения о международной подсудности

7.1. Действие соглашения в соответствии с правом Российской Федерации и международными договорами с ее участием
7.2. Подсудность требования о зачете
7.3. Подсудность встречного иска
7.4. Компетенция суда принимать обеспечительные меры
7.5. Соглашение о подсудности и привлечение третьего лица к участию в деле
7.6. Субъективные границы действия соглашения
8. Исполнение соглашения о международной подсудности
9. Ничтожность и оспоримость соглашения о международной подсудности. Последствия признания его недействительным
10. Последствия неправомерного неисполнения и ответственность за нарушение соглашения о международной подсудности


Wed, 27 Feb 2013 10:32:54 +0000
1. Понятие и квалификация соглашения о международной подсудности


2. Право, применимое к соглашениям о международной подсудности, и общие принципы разрешения правовых коллизий

Просмотров: 1109
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Право. Юриспруденция
 
 Правоохранительные органы. Шпаргалка
Правоохранительные органы. Шпаргалка
Настоящее издание поможет систематизировать полученные ранее знания, а также подготовиться к экзамену или зачету и успешно его сдать.

Пособие предназначено для студентов высших учебных заведений....

Цена:
40 руб

 Криминология. Учебник для бакалавров
Криминология. Учебник для бакалавров
В предлагаемом учебнике последовательно рассмотрены преступность, ее причины и условия; методология и методы криминологических исследований; личность преступника и потерпевшего; основные направления и особенности предупредительной деятельности. В Особенной части учебника представлены наиболее опасные и проблемные виды преступности с анализом их современного состояния, динамики, тенденций. В настоящем издании учтено новейшее законодательство, приводятся необходимые статистические данные.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов, практических работников правоохранительных органов....

Цена:
519 руб

М. Н. Марченко Сравнительное правоведение. Учебник
Сравнительное правоведение. Учебник
В работе рассматривается широкий круг вопросов, касающихся истории становления и развития сравнительного правоведения, его роли и значения в жизни общества, его функций. Особое внимание уделяется проблемам классификации национальных правовых систем и характеристике основных правовых семей. Рассматриваются также вопросы соотношения международного и национального (внутригосударственного) права. Учебник написан на основе изучения и обобщения зарубежного и отечественного материала, а также практики использовании сравнительного правоведения в разных странах.

Издание подготовлено по состоянию законодательства на май 2009 г....

Цена:
709 руб

 Уголовное право. Общая часть. Учебник
Уголовное право. Общая часть. Учебник
Данный учебник - экспериментальный, подготовлен преподавателями кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина (МГЮА) и Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" с участием НИИ МВД России в соответствии с программой курса "Уголовное право. Общая часть" на основе современного уголовного законодательства, а также иных нормативных правовых актов.
При анализе уголовно-правовых институтов учтены постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения уголовного права. Учебник имеет оригинальную структуру. Каждая глава содержит аннотацию и информационно-справочный материал. В параграфах дефиниции определяемых понятий сопровождаются опорными словами, используя которые можно воспроизвести соответствующий материал; текст параграфа разбит на смысловые единицы, к каждой из которых предпослан заголовок. Такое расположение материала облегчает его усвоение. Этой цели подчинены дидактические и контрольно-измерительные материалы. Кроме того, они способствуют выработке практических навыков применения уголовного закона.
Издание подготовлено по состоянию законодательства на июнь 2016 г.

Учебник рассчитан на студентов, аспирантов и преподавателей высших учебных заведений....

Цена:
489 руб

 Гражданское право. В 2 томах. Том 2
Гражданское право. В 2 томах. Том 2
Книга является вторым томом двухтомного учебника и посвящена отдельным видам обязательств, урегулированным частью второй Гражданского кодекса РФ. Рассматриваются также наследственные права и интеллектуальная собственность. Особое внимание уделяется институтам, которые наиболее тесно связаны с рыночными отношениями (договоры купли-продажи, аренды, перевозки, расчеты, кредитование). Используются решения и разъяснения высших судебных органов Российской Федерации.
Учебник написан в соответствии с программой курса "Гражданское право" в высших юридических учебных заведениях.
Нормативные акты приводятся по состоянию на конец июля 2006 года.

Предназначен для студентов и преподавателей юридических, экономических и технических вузов, а также лиц, получающих второе образование, и студентов средних специальных учебных заведений....

Цена:
529 руб

 Уголовное право. Общая и Особенная части. Учебник
Уголовное право. Общая и Особенная части. Учебник
Учебник подготовлен в соответствии с программой курса уголовного права, изучаемого в вузах по направлению подготовки и специальности "Юриспруденция". Обе части уголовного права - Общая и Особенная - излагаются в нем в сжатой и доступной форме, что делает возможным использование его не только в вузах, но и в юридических колледжах. Содержание учебника отражает положения Уголовного кодекса РФ с учетом последних внесенных в него изменений и дополнений и соответствует современному состоянию науки уголовного права.

Для студентов, магистрантов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов и научных работников....

Цена:
819 руб

И. А. Панкеев Авторское право для журналистов. Учебное пособие
Авторское право для журналистов. Учебное пособие
Пособие построено на современном законодательстве в области авторского права. Вопросы интеллектуальной собственности рассматриваются в нем преимущественно применительно к СМИ. Теоретические сведения о принци­пах использования объектов права в средствах массовой информации наглядно иллюстрируются примерами судебной практики, сопровождающими каждую главу издания. Проанализирован опыт конфликтных ситуаций, приведены образцы документов. Особое внимание уделено таким важным для журналистов положениям, как свободное использование произведения, служебное произведение, производные произведения и др.

Книга предназначена для широкого круга читателей, связанных как с преподаванием и изучением авторского права на факультетах журналистики, так и с профессиональным использованием результатов интеллектуальной деятельности в средствах массовой информации....

Цена:
459 руб

А. В. Бриллиантов, Я. Е. Иванова Уголовное право России в схемах и определениях. Учебное пособие
Уголовное право России в схемах и определениях. Учебное пособие
Настоящее учебное пособие содержит учебный материал по Общей и Особенной частям уголовного права Российской Федерации, позволяет систематизировать полученные знания по предмету и незаменимо при подготовке к зачету и экзамену.
Издание подготовлено по состоянию законодательства на май 2011 г.

Рекомендуется студентам юридических вузов и факультетов....

Цена:
216 руб

Предпринимательское право
Предпринимательское право
Учебник посвящен вопросам правового регулирования предпринимательской деятельности. В нем рассматриваются система действующих нормативных правовых актов и практика их реализации. Все вопросы излагаются в рамках вузовской учебной программы. Законы и иные нормативные правовые акты приведены по состоянию на 1 февраля 2007 г.
Восьмое издание учебника подготовлено с учетом последних изменений в законодательстве.

Для студентов, аспирантов и преподавателей вузов, предпринимателей, депутатов и членов законодательных (представительных) органов власти, государственных и муниципальных служащих, а также всех, кто самостоятельно изучает правовые проблемы современной российской экономики....

Цена:
269 руб

 Конституционное право зарубежных стран. Учебник
Конституционное право зарубежных стран. Учебник
В четвертом, значительно переработанном издании учебника освещаются основные понятия и институты зарубежного конституционного права, раскрываются его предмет, система, источники. Всесторонне анализируются вопросы правового положения личности, форм государства, местного самоуправления и др.
В интересах более углубленного и цельного, комплексного представления о государственном строе ведущих стран в учебник включены главы о США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, Испании, Японии, КНР, Индии, Израиле. Специальные главы содержат региональные обзоры основных конституционно-правовых институтов.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов....

Цена:
1879 руб



2003 Copyright © «Advokat.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Юридическая консультация, юридические услуги, юридическая помощь онлайн.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования